От испанки простуда грипп

От испанки простуда грипп

Ядерный грипп: история испанки — самой смертельной эпидемии в истории человечества

В некоторых странах ее называли «синяя смерть»: в терминальной стадии болезни лица людей необъяснимым образом синели. Другое, более невинное название этого заболевания ты наверняка знаешь. Речь идет об испанке, особенно опасной форме гриппа, которая, по приблизительным подсчетам, унесла от 50 до 100 миллионов жизней в начале XX века.

Откуда она появилась и куда стремительным образом исчезла — это загадки, которые волнуют современных вирусологов, да и у нас в разгар очередного простудного сезона вызывают, кхм, здоровое любопытство.

Считается, что эта история началась холодным утром 11 марта в военном тренировочном лагере Фанстон на севере штата Канзас. Местный повар, которого звали Альберт Гитчелл, проснулся с невыносимой болью в горле. Попытавшись встать с койки в казарме, он понял, что голова пылает и приготовление завтрака отменяется. Надо было сдаваться врачам. Альберт, шатаясь, отправился в медсанчасть. Там врачи намерили ему температуру под сорок и спешно отправили в изолятор.

Едва градусник вынули изо рта повара, как в медпункт ввалился следующий больной с теми же симптомами. Затем еще и еще. К полудню в госпитале Фанстона разместились 107 кашлявших, чихавших, дрожавших от озноба пациентов. Повар Альберт потрудился на славу*.

«Некоторые ученые признают, мда-с, признают, что на самом деле пациентом зеро был вовсе не Гитчелл, а безвестный свин (или, скорее, свинья), чья жизнь безвременно закончилась на военной кухне лагеря Фанстон. При исполнении, так сказать. Доказано, что штамм вируса H1N1, который вызвал испанку, был одной из разновидностей свиного гриппа».

Что произошло с ним дальше? По счастливому стечению обстоятельств Альберт, наиболее вероятный кандидат на звание пациента зеро во время эпидемии 1918 года, выздоровел и прожил ничем не примечательную долгую жизнь. Он даже не подозревал, что, как впоследствии писали некоторые журналисты, «от одного его чиха погибло 5% населения Земли». Роль Альберта исследователи установили только в 60-х годах. Ему повезло: в марте 1918 года вирус хоть и был чрезвычайно заразным, но еще не достиг своей полной смертельной силы.

Да, в лагере Фанстон тяжелым гриппом заболели более пяти сотен военнослужащих, умерло несколько человек. Однако это было довольно обычным делом в начале XX века. Поэтому выздоравливавших и даже еще слегка кашлявших солдат из Фанстона запросто отправляли в другие части и дальше по прямому назначению — на фронты Первой мировой. Именно в Европе испанка получила свое имя и приобрела небывалый, устрашающий размах.

29 июня 1918 года генеральный инспектор здравоохранения Испании делал доклад в правительстве. Он объявил, что страна охвачена эпидемией неизвестной болезни. Непонятно, чем испанцы так прогневили Бога, однако они, похоже, являются единственными в Европе, кого постигла эта напасть. Заболевание начиналось как обычная простуда, но вскоре, а иногда уже на следующий день руки, лицо, ступни больного приобретали устрашающий синий цвет, после чего у человека горлом и носом начинала идти кровь и он умирал.

Патологоанатомы сообщали: то, что они увидели при вскрытии трупов, оказалось гораздо страшнее внешних симптомов. По большому счету, болезнь поражала почти все внутренние органы человека, которые воспалялись и переставали функционировать.

Зараза распространялась с ужасающей быстротой и не знала преград (заболел даже король Испании Альфонсо XIII). К счастью, смертельными были примерно 5% случаев. Однако из-за массовости заражения, которое достигало 90% при личном контакте, люди были невероятно напуганы.

Испанские газеты били во все колокола. Закрыли школы, запретили массовые собрания, в общественный транспорт не пускали людей без марлевой маски. Весь мир с ужасом обсуждал эти новости. Так новая болезнь получила название «испанка».

Однако правда состояла в том, что это же самое заболевание уже давно бушевало на передовой Первой мировой войны — в окопах и госпиталях, среди американских, французских, британских и немецких солдат. Просто страны, вовлеченные в военный конфликт, скрывали свое бедственное положение, чтобы не деморализовать армию, а вот нейтральная и честная Испания оказалась козлом отпущения.

Телефонистки полощут горло для профилактики гриппа. Лондон, 1920 год

В октябре 1918 года эпидемия набрала полную силу и распространилась фактически во все страны мира: солдаты перемещались по фронтам, возвращались домой и привозили неожиданный подарок из Европы.

Единственным местом на Земле, где не было зарегистрировано ни одного случая испанки, стал бразильский остров Маражо в дельте реки Амазонки. Также в Японии, благодаря своевременному карантину, в ходе которого в страну вообще не пускали корабли, было отмечено рекордно малое число заболевших.

Американские рабочие тоже полощут горло. Нью-Джерси, 1918 год

Зато в некоторых странах из-за общей перенаселенности и слабого развития медицины эпидемия собрала небывалую жатву. В Индии погибло около 17 миллионов человек, что составило 5% популяции, в Иране умерло 21% населения, на Самоа — 22%. В целом испанкой переболело около четверти всего человечества. Самое ужасное состояло в том, что во время обычных эпидемий в зоне риска оказывались самые слабые, старики и дети, однако «синяя смерть» забирала самых сильных: 20–30-летних кормильцев семьи и женщин активного детородного возраста. Это выглядело как сверхъестественное проклятие человечества.

Знаменитые жертвы испанки

Вера Холодная

Быстрая и неожиданная смерть популярной актрисы от «легочной чумы» в феврале 1919 года вызвала множество слухов и домыслов. Особенно подозрительным считалось то, что ее отпевание состоялось ночью, а не днем. Поклонники подозревали, что звезда немого кино была отравлена ядовитыми лилиями, которые ей прислал любовник, французской консул, когда узнал, что Холодная шпионит на большевиков. Впрочем, инфернальный внешний вид актрисы в гробу и тяжелое течение болезни вполне объясняется современными знаниями об эпидемии испанки.

Густав Климт

Австрийский художник умер от гриппа в Вене на 56-м году жизни. Болезнь была внезапной и очень тяжелой: после смерти мастера осталось много незавершенных картин. Кстати, дата смерти художника подтверждает альтернативную версию о том, что испанка свирепствовала в Европе еще до момента ее появления в американском военном лагере: Климт умер 6 февраля 1918 года

Гийом Аполлинер

Авангардный поэт был классической жертвой испанки. Он воевал на фронте Первой мировой, был ранен шрапнелью и долго выздоравливал. В процессе выздоровления, кстати, в его разбитую голову впервые пришло слово «сюрреализм». Однако Гийом так и не успел поправиться до конца. В ноябре 1918 года, в самый разгар эпидемии, он заболел и скоропостижно скончался.

Все бегут за лекарством. Карикатура, 1919 год

Теперь, когда ты уже слегка подготовлен, мы расскажем кое-что по-настоящему жуткое. В 1997 году патологоанатом Йохан Халтин, которого называют Индианой Джонсом современной биологии, откопал на Аляске в вечной мерзлоте тело женщины, погибшей от испанки в 1918 году. Из-за курпулентного телосложения легкие этой женщины сохранились почти в первозданном виде. Американские ученые из Военного института патологий сумели вычленить вирус «синей смерти» и добились его репликации в 2005 году.

В настоящий момент образцы хранятся сразу в нескольких лабораториях. Это событие стало вехой в мировой вирусологии. Во-первых, теперь ученые считают, что самой вероятной причиной очередной мировой пандемии будет лабораторная ошибка, в результате которой вирус испанки, чумы или еще какой-нибудь экзотической заразы, возрожденной в исследовательских целях, вырвется наружу. А во-вторых, многие тайны «синей смерти» были раскрыты.

Американский полицейский. 1918 год

Начнем с того, что стало понятно, почему испанка оказалась смертельной для самой здоровой и сильной части человечества. Вирус вызывал в организмах жертв так называемый цитокиновый шторм, гиперреакцию иммунной системы, которая запускала всеобщее воспаление тканей. При тестировании некоторых современных иммуномодулирующих препаратов врачи выявляли схожий эффект.

Образно говоря, во время цитокинового шторма наша защитная система впадает в панику и, пытаясь уничтожить вредоносного захватчика, взрывает собственные территории ядерной бомбой. Люди с сильным иммунитетом, у которых в арсенале действительно мощные бомбы, а не гранаты с заржавевшей чекой или детские капитошки, являются наиболее уязвимыми.

То же самое происходит с больными лихорадкой Эбола на последних стадиях. Однако Эбола заразна только тогда, когда ее признаки уже очевидны, а вот испанка, как и любая простуда, начинала передаваться за несколько дней до того, как у больного ухудшалось самочувствие. В этом смысле «синяя смерть» выглядит как настоящее инопланетное оружие, которое за год вырезало под корень самую здоровую и жизнеспособную часть человечества.

Возможно, нет ничего удивительного в том, что наши дореволюционные деды могли пить чистый спирт и закусывать его гвоздями, в то время как их изнеженные потомки простужаются от кондиционера на пятизвездочном курорте.

Есть еще одна любопытная теория, объясняющая, почему поколение 50–60-летних оказалось на удивление резистентно к штамму гриппа H1N1, который вызвал эпидемию 1918 года. Дело тут в своеобразной особенности нашего взросления, которую называют импринтингом. Он проявляется в разных сферах. В глобальном смысле это усвоение определенных паттернов поведения, реакций и самоидентификации, которое происходит на первых годах жизни. Именно поэтому человек, воспитанный обезьянами, считает себя обезьянкой, а отпрыск профессорской семьи чувствует себя неуютно без книжного стеллажа в красном углу своего жилища.

На микробиологическом уровне импринтинг формирует наш иммунитет, и те болезни, с которыми мы сталкивались в детстве, переносятся особенно легко во взрослом возрасте. В 1918 году престарелым жителям Европы повезло: им был уже знаком H1N1, как раз тот штамм гриппа, который вызывал испанку. Представь себе, в 70-х годах XIX века он назывался «русская простуда»* и пронесся от Мадрида до Лондона в виде недомогания средней тяжести.

«Навешивание национальных ярлыков на болезни никогда не выходило из моды. Чего стоит, к примеру, «французский насморк», которым, как известно, называли сифилис».

Смертоносная мутацияТут мы подходим к основной загадке испанки. Почему рядовой вирус гриппа, уже давно известный человечеству, вдруг мутировал в такую чудовищную, смертоносную форму? Было ли это случайностью, от которой мы не застрахованы в будущем? Наконец, почему смертельный вирус, распространившись осенью 1918 года по всему земному шару, уже зимой таинственным образом исчез?

Эпидемия в Авст­ралии. 1919 год

Вирусологи считают, что основной причиной смертоносной мутации стала Первая мировая война. В стандартных условиях вирус гриппа изменяется по пути причинения умеренного вреда носителю. Болезни выгодно, чтобы зараженный человек как можно дольше оставался на ногах, вел социально активную жизнь, вооружившись носовым платком, выходил на работу и чихал там на сослуживцев. Именно такой грипп широко распространяется каждую осень, так как, выражаясь бандитским языком, не борзеет.

Однако в 1918 году сложилась совершенно другая ситуация. В окопах и госпиталях социальная активность заболевших никак не зависела от их самочувствия, к тому же там присутствовали исключительно самые здоровые и сильные особи, закаленные в боях. Выгодно было распространение особенно активных и смертельных мутаций вируса, которые не церемонились со своими «хозяевами»: те все равно могли в любой момент умереть от пули, пневмонии, голода и других военных ужасов.

В военной реальности выживали самые зверские, беспринципные, жестокие человеческие особи. Точно такой же биологический отбор прошел среди вирусов. В результате получил распространение «супервирус» гриппа, особенно быстро размножающийся, безжалостный и заставляющий иммунную систему человека захлебнуться от ужаса.

Японские школьницы. 1920 год

Однако с той же неизбежностью, с какой разваливается страна, возглавляемая зарвавшимся тираном, супервирус привел к исчезновению среды, которая его породила. Историки признают, что завершение Первой мировой войны во многом было вызвано пандемией испанки. Болезнь не оставила на ногах никого, кто мог бы вести военные действия. Изможденные армии с той и другой стороны вынуждены были заключить перемирие, солдаты стали возвращаться домой. Поначалу это привело к новой волне распространения смертоносного вируса и огромным жертвам, но вскоре способствовало его исчезновению. Эффективные санитарные меры, которые проводили правительства разных стран, изоляция больных, а в некоторых сообществах вымирание наиболее предрасположенных к испанке возрастных категорий населения привели к затуханию пандемии.

Из всего этого следует довольно успокаивающее заключение. Надо полагать, если человечество не затеет еще одного глобального малобюджетного конфликта в окопах (что при нынешних военных бюджетах представляется маловероятным), нам, скорее всего, не грозит появление супервируса гриппа — по крайней мере, путем естественной мутации. В первую очередь это невыгодно самому гриппу.

Знаменитости, пережившие испанку

Уолт Дисней

Как ни странно, можно сказать, что испанка спасла жизнь знаменитому создателю Микки-Мауса. В 1918 году он записался в ряды армии и готовился к отправке в Европу, как неожиданно почувствовал себя плохо и оказался в госпитале. После длительного восстановления от тяжелой формы гриппа Дисней обнаружил, что война подошла к концу и его отправка на фронт отменяется.

Эдвард Мунк

Автор картины «Крик» переболел испанкой в 1918 году, когда ему было 55 лет. Вероятно, он относился как раз к тому счастливому поколению, которое обладало иммунитетом к этому штамму гриппа с детства. Несмотря на общую хрупкость здоровья, Мунк смог выздороветь и даже дожил до 80 лет. Написал в 1919 году «Авто­портрет после испанки».

Франц Кафка

История этого болезненного ипохонд­рика также подтверждает версию, что испанка была не так страшна людям с ослабленным иммунитетом. С юности Кафка постоянно болел, в 1917 году у него открылся туберкулез, но, когда писатель подхватил испанку в 1918 году, болезнь протекала в относительно легкой форме и вскоре он пошел на поправку. Правда, после этого туберкулез обострился и в итоге стал причиной смерти Кафки.

Непонятно, перенесла ли возлюбленная Маяковского испанку или обычный грипп в 1923 году, но сохранилось упоминание в письмах поэта: «Лиска, Личика, Лучик, Лиленок Луночка, Ласочка, Лапочка Деточка, Солнышко, Кометочка, Звездочка, Деточка, Детик Любимая Кисанька Котенок! Целую тебя и твою испанку (вернее, испанца, потому что испанок я никак целовать не хочу). Посылаю тебе всякую мою ерунду. Улыбнись Котик».

Альтернативная версияДолжны признаться тебе, что стройная история происхождения, развития и прекращения эпидемии инфлюэнцы 1918 года, которую ты только что прочитал, — это всего лишь самая популярная на сегодняшний день гипотеза.

Существуют ученые, которые, к примеру, считают, что грипп H1N1 к моменту появления в американском лагере Фанстон уже пару лет разгуливал по планете. Он зародился в отдаленной провинции Китая и был занесен в Европу китайскими наемниками, которые работали на строительстве французских военных укреплений.

А есть и такие специалисты, которые утверждают, что испанка отнюдь не закончилась зимой 1918 года. Была еще одна волна эпидемии весной 1919-го и отдельные вспышки в разных уголках Земли аж до 1921 года.

Наконец, некоторые историки вообще не признают существования смертоносного вируса гриппа в 1918 году. Они считают, что повышенная смертность молодых людей от простуды в конце Первой мировой была вызвана общим ослаблением организма солдат во время жизни в холодных окопах, голодом военного времени в тылу, повсеместной антисанитарией и широким распространением пневмонии. В общем-то этой версии придерживалось все человечество довольно долгое время: жертв испанки просто списывали на счет войны вплоть до конца XX века, когда за исследование «супергриппа» взялись ученые-вирусологи. Таким образом, эту пандемию можно назвать самой масштабной и самой не замеченной в истории человечества.

И в конце этой статьи осталось ответить на последний вопрос (он наверняка не дает тебе покоя, если ты, как и мы, в душе хоть немного детектив, художник или хотя бы патологоанатом): почему жертвы вируса испанки приобретали радикальный синий цвет? Об этом медики догадались довольно давно, так как менее масштабное, но вполне явное посинение лица и конечностей присутствует у некоторых больных с сердечной недостаточностью. Этот синдром носит название цианоз, его причина заключается в кислородном голодании. В случае с испанкой стремительно разлагающиеся легкие, которые вирус атаковал в первую очередь, не могли насыщать кровь кислородом. По сути дела, у жертв эпидемии 1918 года, вероятно, были лица повешенных. С этим любопытным фактом мы оставляем тебя наедине, читатель, и желаем тебе кушать чеснок, закаляться и не болеть!

источник

«Испанка»: что известно о одной из самых страшных пандемий в истории человечества

100 лет назад, 11 марта 1918 года, в США был зафиксирован один из первых официально подтверждённых случаев заболевания «испанским гриппом». За три года пандемия охватила весь мир и унесла от 40 млн до 100 млн жизней, став самой смертоносной эпидемией в истории человечества. Несмотря на отсутствие однозначно эффективных противовирусных лекарств, способных лечить грипп, эксперты считают повторение подобной трагедии маловероятным.

С XIV по XVIII столетие пандемии гриппа происходили довольно часто. Распространению вируса способствовали рост населения Земли и развитие транспортных технологий. Вместе с людьми сначала из города в город, а затем через моря и океаны путешествовала и болезнь.

До второй половины XIX столетия люди не имели представления о том, как на самом деле бороться с гриппом, и пытались делать это с помощью различных ритуалов и общемедицинских, иногда совершенно бесполезных, рекомендаций — например, не носить тесную обувь.

ИСПАНСКИЙ ГРИПП ИМЕЛ ДВЕ ХАРАКТЕРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ:

Быстрое развитие осложнений, от которых наступала смерть

резкая головная боль;
ломота;
резкое понижение артериального давления;
тахикардия;
сильная слабость;
резкий скачок температуры до критических показателей;
спутанность сознания; кашель с примесями крови с мокротой;
тошнота и рвота на фоне сильной интоксикации, спровоцированной вирусом;
аутоиммунные ответы на действие вируса.

«Испанка», которая не испанка

Вопреки распространённому заблуждению, Пиренейский полуостров не являлся родиной «испанского гриппа». Хотя подданные короля Альфонса XIII действительно массово переболели «испанкой», до Мадрида и Барселоны болезнь, возникшая гораздо раньше, добралась только к маю 1918 года. А своё название она получила из-за того, что именно в нейтральной Испании, в отличие от большинства других западных стран, участвовавших в Первой мировой войне, в те дни не зверствовали военные цензоры. Информация о новом недуге быстро просочилась в СМИ. Поэтому у жителей охватываемой «испанкой» Европы возникла иллюзия того, что болезнь пришла к ним с Пиренейского полуострова.

Всё указывает на то, что в Северную Америку вирус был занесен из Восточной Азии, где он начал распространяться ещё с 1916 года, но не был описан как отдельная болезнь. Так, согласно результатам исследований историка медицины Антона Эркорека, сотрудника Университета Страны басков, вспышки инфекции неизвестного происхождения, напоминающей по симптоматике «испанский грипп», в 1916—1918 годах фиксировались в Индокитае среди мобилизованных Францией солдат колониальных войск — аннамитов. В медицинских отчётах болезнь фигурировала под названием «аннамитская пневмония».

В 1917 году заболевание, напоминающее по своим симптомам «испанский грипп», поразило жителей китайских деревень, расположенных на протяжении 500 километров вдоль Великой Китайской стены.

В Северной Америке в связи с отменой рабства и категорическим нежеланием местных индейцев работать на «белых господ» с XIX века остро не хватало дешёвой рабочей силы. И эта проблема решалась за счёт массового завоза из густонаселённых и бедных стран Восточной Азии (в частности, из Китая) местных рабочих, прозванных «кули», готовых работать за гроши. С очередной партией азиатских работников новая разновидность гриппа, очевидно, попала и в Канзас.

Так из Северной Америки грипп вместе с солдатами и китайскими рабочими начал массово распространяться по Европе — Франции, Великобритании и другим воюющим странам. А когда в мае 1918 года гриппом заболело около 40% населения Испании, сохранившей свободные СМИ, шила в мешке было уже не утаить. О новой болезни заговорил весь мир.

По приблизительным оценкам историков, «испанкой» переболело свыше 500 миллионов человек — почти треть населения Земли. Количество жертв гриппа, по самым скромным подсчётам, составило более 40 миллионов человек. Впрочем, в последнее время существуют и более масштабные оценки. В 2002 году историки Ниалл Джонсон и Юрген Мюллер заявили в своих исследованиях, что жертв могло быть от 50 до 100 миллионов человек (от 3 до 6% населения земного шара).

Количество погибших, в зависимости от уровня развития медицины, благосостояния, бытовых условий и карантинных мер, варьировалось по разным странам мира от долей процента до четверти всего населения. «Испанский грипп» унёс жизни 23% жителей современного Самоа, 21% — Замбии, 10% — Зимбабве, 7% — Индии.

В Европе больше всего пострадали балканские страны, в которых умер примерно каждый тридцатый, а также Италия, Испания и Португалия, где уровень смертности колебался от 1,4 до 2,3%.

После «испанской» пандемии в ХХ и ХХI веках было зарегистрировано несколько массовых эпидемий гриппа: «азиатского» — в 1957—1958 годах, «гонконгского» — в 1968—1969-м, «свиного» — в 2009-м. Однако их последствия не идут ни в какое сравнение с тем, к чему привела «испанка».

При всём этом новый грипп поражал в первую очередь молодых людей с хорошим иммунитетом и поразительно быстро распространялся. Пик заболеваемости и смертности в мире пришёлся на осень 1918 года, а не на зиму, как этого ожидали врачи.

Сегодня учёные говорят о том, что необычность «испанки» была связана с целым комплексом причин.

«Война, голод, страх, боль, холод. Нехватка позитивных эмоций сделала организм человека в те годы уязвимым для вируса. Почему во многих странах сегодня запрещают хмуриться на работе? Стюардессам, официантам. Улыбка запускает иммунную систему».

источник

Испанский грипп. Пациент зеро.

В некоторых странах ее называли «синяя смерть»: в терминальной стадии болезни лица людей необъяснимым образом синели. Другое, более невинное название этого заболевания ты наверняка знаешь. Речь идет об испанке, особенно опасной форме гриппа, которая, по приблизительным подсчетам, унесла от 50 до 100 миллионов жизней в начале XX века.

Считается, что эта история началась холодным утром 11 марта в военном тренировочном лагере Фанстон на севере штата Канзас. Местный повар, которого звали Альберт Гитчелл, проснулся с невыносимой болью в горле. Попытавшись встать с койки в казарме, он понял, что голова пылает и приготовление завтрака отменяется. Надо было сдаваться врачам. Альберт, шатаясь, отправился в медсанчасть. Там врачи намерили ему температуру под сорок и спешно отправили в изолятор.

Едва градусник вынули изо рта повара, как в медпункт ввалился следующий больной с теми же симптомами. Затем еще и еще. К полудню в госпитале Фанстона разместились 107 кашлявших, чихавших, дрожавших от озноба пациентов. Повар Альберт потрудился на славу..

«Некоторые ученые признают, что на самом деле пациентом зеро был вовсе не Гитчелл, а безвестный свин (или, скорее, свинья), чья жизнь безвременно закончилась на военной кухне лагеря Фанстон. При исполнении, так сказать. Доказано, что штамм вируса H1N1, который вызвал испанку, был одной из разновидностей свиного гриппа».

Что произошло с ним дальше? По счастливому стечению обстоятельств Альберт, наиболее вероятный кандидат на звание пациента зеро во время эпидемии 1918 года, выздоровел и прожил ничем не примечательную долгую жизнь. Он даже не подозревал, что, как впоследствии писали некоторые журналисты, «от одного его чиха погибло 5% населения Земли». Роль Альберта исследователи установили только в 60-х годах. Ему повезло: в марте 1918 года вирус хоть и был чрезвычайно заразным, но еще не достиг своей полной смертельной силы.

Да, в лагере Фанстон тяжелым гриппом заболели более пяти сотен военнослужащих, умерло несколько человек. Однако это было довольно обычным делом в начале XX века. Поэтому выздоравливавших и даже еще слегка кашлявших солдат из Фанстона запросто отправляли в другие части и дальше по прямому назначению — на фронты Первой мировой. Именно в Европе испанка получила свое имя и приобрела небывалый, устрашающий размах.

29 июня 1918 года генеральный инспектор здравоохранения Испании делал доклад в правительстве. Он объявил, что страна охвачена эпидемией неизвестной болезни. Непонятно, чем испанцы так прогневили Бога, однако они, похоже, являются единственными в Европе, кого постигла эта напасть. Заболевание начиналось как обычная простуда, но вскоре, а иногда уже на следующий день руки, лицо, ступни больного приобретали устрашающий синий цвет, после чего у человека горлом и носом начинала идти кровь и он умирал.

Патологоанатомы сообщали: то, что они увидели при вскрытии трупов, оказалось гораздо страшнее внешних симптомов. По большому счету, болезнь поражала почти все внутренние органы человека, которые воспалялись и переставали функционировать.

Зараза распространялась с ужасающей быстротой и не знала преград (заболел даже король Испании Альфонсо XIII). К счастью, смертельными были примерно 5% случаев. Однако из-за массовости заражения, которое достигало 90% при личном контакте, люди были невероятно напуганы. Испанские газеты били во все колокола. Закрыли школы, запретили массовые собрания, в общественный транспорт не пускали людей без марлевой маски. Весь мир с ужасом обсуждал эти новости. Так новая болезнь получила название «испанка».

Единственным местом на Земле, где не было зарегистрировано ни одного случая испанки, стал бразильский остров Маражо в дельте реки Амазонки. Также в Японии, благодаря своевременному карантину, в ходе которого в страну вообще не пускали корабли, было отмечено рекордно малое число заболевших.

Зато в некоторых странах из-за общей перенаселенности и слабого развития медицины эпидемия собрала небывалую жатву. В Индии погибло около 17 миллионов человек, что составило 5% популяции, в Иране умерло 21% населения, на Самоа — 22%. В целом испанкой переболело около четверти всего человечества. Самое ужасное состояло в том, что во время обычных эпидемий в зоне риска оказывались самые слабые, старики и дети, однако «синяя смерть» забирала самых сильных: 20–30-летних кормильцев семьи и женщин активного детородного возраста. Это выглядело как сверхъестественное проклятие человечества.

В 1997 году патологоанатом Йохан Халтин, которого называют Индианой Джонсом современной биологии, откопал на Аляске в вечной мерзлоте тело женщины, погибшей от испанки в 1918 году. Из-за курпулентного телосложения легкие этой женщины сохранились почти в первозданном виде. Американские ученые из Военного института патологий сумели вычленить вирус «синей смерти» и добились его репликации в 2005 году.

Стало понятно, почему испанка оказалась смертельной для самой здоровой и сильной части человечества. Вирус вызывал в организмах жертв так называемый цитокиновый шторм, гиперреакцию иммунной системы, которая запускала всеобщее воспаление тканей. При тестировании некоторых современных иммуномодулирующих препаратов врачи выявляли схожий эффект.

Образно говоря, во время цитокинового шторма наша защитная система впадает в панику и, пытаясь уничтожить вредоносного захватчика, взрывает собственные территории ядерной бомбой. Люди с сильным иммунитетом, у которых в арсенале действительно мощные бомбы, а не гранаты с заржавевшей чекой или детские капитошки, являются наиболее уязвимыми.

То же самое происходит с больными лихорадкой Эбола на последних стадиях. Однако Эбола заразна только тогда, когда ее признаки уже очевидны, а вот испанка, как и любая простуда, начинала передаваться за несколько дней до того, как у больного ухудшалось самочувствие. В этом смысле «синяя смерть» выглядит как настоящее инопланетное оружие, которое за год вырезало под корень самую здоровую и жизнеспособную часть человечества.

Есть еще одна любопытная теория, объясняющая, почему поколение 50–60-летних оказалось на удивление резистентно к штамму гриппа H1N1, который вызвал эпидемию 1918 года. Дело тут в своеобразной особенности нашего взросления, которую называют импринтингом. На микробиологическом уровне импринтинг формирует наш иммунитет, и те болезни, с которыми мы сталкивались в детстве, переносятся особенно легко во взрослом возрасте. В 1918 году престарелым жителям Европы повезло: им был уже знаком H1N1, как раз тот штамм гриппа, который вызывал испанку. Представь себе, в 70-х годах XIX века он назывался «русская простуда» и пронесся от Мадрида до Лондона в виде недомогания средней тяжести.

Вирусологи считают, что основной причиной смертоносной мутации стала Первая мировая война. В стандартных условиях вирус гриппа изменяется по пути причинения умеренного вреда носителю. Болезни выгодно, чтобы зараженный человек как можно дольше оставался на ногах, вел социально активную жизнь, вооружившись носовым платком, выходил на работу и чихал там на сослуживцев. Именно такой грипп широко распространяется каждую осень, так как, выражаясь бандитским языком, не борзеет.

Однако в 1918 году сложилась совершенно другая ситуация. В окопах и госпиталях социальная активность заболевших никак не зависела от их самочувствия, к тому же там присутствовали исключительно самые здоровые и сильные особи, закаленные в боях. Выгодно было распространение особенно активных и смертельных мутаций вируса, которые не церемонились со своими «хозяевами»: те все равно могли в любой момент умереть от пули, пневмонии, голода и других военных ужасов.

В военной реальности выживали самые зверские, беспринципные, жестокие человеческие особи. Точно такой же биологический отбор прошел среди вирусов. В результате получил распространение «супервирус» гриппа, особенно быстро размножающийся, безжалостный и заставляющий иммунную систему человека захлебнуться от ужаса.

Однако с той же неизбежностью, с какой разваливается страна, возглавляемая зарвавшимся тираном, супервирус привел к исчезновению среды, которая его породила. Историки признают, что завершение Первой мировой войны во многом было вызвано пандемией испанки. Болезнь не оставила на ногах никого, кто мог бы вести военные действия. Изможденные армии с той и другой стороны вынуждены были заключить перемирие, солдаты стали возвращаться домой. Поначалу это привело к новой волне распространения смертоносного вируса и огромным жертвам, но вскоре способствовало его исчезновению. Эффективные санитарные меры, которые проводили правительства разных стран, изоляция больных, а в некоторых сообществах вымирание наиболее предрасположенных к испанке возрастных категорий населения привели к затуханию пандемии.

источник

masterok

Мастерок.жж.рф

Хочу все знать

Множество фантастических сюжетов в литературе и кинематографе основано на том, что по Земле прокатилась эпидемия и принесла ужасные последствия в масштабах планеты. Раньше такое представить себе было не так сложно. Потом вроде бы человечество осознало свою силу в медицине, но последнее время раздаются голоса о том, что именно созданные человеком и приспособившиеся болезни могут вновь угрожать всему человечеству. Но вспомним уроки прошлого.

В 2018 году эпидемии гриппа, которая получила название «испанка», исполнилось 100 лет. В свое время это страшное заболевание сгубило больше людей, чем две мировые войны. И это всего за год!

По приблизительным подсчетам, в начале XX века от этой опасной формы гриппа погибли от 50 до 100 миллионов человек. Затем испанка внезапно исчезла, как будто всего лишь выполняла свое предназначение, и до 1997 года о ней никто не слышал.

Что же произошло и существует ли вероятность заболеть испанкой сегодня?

История испанки берет свое начало с 11 марта 1918 года. Именно в тот день повар военного тренировочного лагеря Фанстон, расположенного в юго-западе от Манхэттена в штате Канзас, почувствовал первые симптомы заболевания. Проснувшись утром, Альберт Гитчелл (Albert Gitchell) ощутил невыносимую боль в горле. Мужчина, едва держась на ногах от слабости, направился в медпункт, где медсестра измерила ему температуру.

Отметка на градуснике доходила до 40. Пациента немедленно отправили в изолятор.

Не прошло и пяти минут, как в двери медпункта снова постучали. На пороге появился человек с похожими симптомами. Затем еще один, а потом — еще и еще… К полудню в госпитале Фанстона разместились 107 пациентов, страдающих от жутких болей в горле, озноба и кашля. Вероятнее всего, повар Альберт «случайно» заразил их, чихнув на приготовленную пищу.

Также существует версия, что первым разносчиком инфекции на самом деле была свинья. По мнению ученых, мясо больного животного со штаммом вируса H1N1, который вызвал испанку, могли использовать для приготовления еды на кухне Фанстона. Однако, это всего лишь предположение. Официально нулевым пациентом считается Альберт Гитчелл.

Что произошло с Альбертом Гитчеллом дальше? Каким-то чудом мужчине удалось выжить и прожить долгую и счастливую жизнь, чего нельзя сказать о тех людях, которые впоследствии стали жертвами его «чиха».

Только в 60-х годах исследователям, наконец, удалось подсчитать количество жертв и роль эпидемии в уничтожении человечества. В 1918-1919 годах, за 18 месяцев, в течение которых испанка «гуляла» по планете, погибли 50—100 млн человек, что составляет примерно 3-5% от всего населения Земли. Заразились вирусом около 550 миллионов человек — 29,5 %.

В лагере Фанстон тяжелая форма гриппа наблюдалась у пяти сотен военнослужащих, несколько человек умерли. Однако в начале XX века это было привычным делом, поэтому всех выздоравливавших и даже еще слегка подкашливающих солдат отправляли в другие части, а дальше — прямо на фронты Первой мировой. Именно из-за этого жуткий вирус так быстро разошелся по миру, особенно по странам Европы.

29 июня 1918 года генеральный инспектор здравоохранения Испании выступил с докладом, в котором рассказал об эпидемии неизвестной болезни, охватившей страну. Непонятно, чем именно испанцы так разгневали бога, но им пришлось хуже всех в те непростые времена.

Со страниц местных газет не сходили заголовки о новых жертвах смертоносного вируса. Чтобы как-то обезопасить жителей, правительство ввело особый распорядок: все школы закрыли, любые общественные собрания пресекали, вход в общественный транспорт без марлевой повязки был запрещен.

Однако, несмотря на все усилия, зараза распространялась с удивительной быстротой и даже добралась до короля Испании Альфонсо XIII. Из всех случаев смертельными были лишь 5%, но массовость заражения при личном контакте с больными людьми достигала 90%.

Как выяснилось позже, в те времена испанка уже спокойно «разгуливала» на передовой Первой мировой войны — в госпиталях лежали сотни британских, французских, немецких и американских солдат с симптомами этого заболевания. Однако, страны, вовлеченные в военные действия, предпочитали умалчивать об эпидемии, чтобы не подорвать из без того шаткий боевой дух солдат.

Только Испания честно заявила о начале пандемии. Отсюда вирус и получил свое название — «испанка», или испанский грипп. Также его называли «синей смертью», так как с развитием болезни лица и тела пациентов приобретали странный синий оттенок.

В октябре 1918 года практически не осталось уголка на планете, в котором бы не встречались пациенты с испанкой. Все потому, что солдаты Первой мировой передвигались по всему миру — возвращались домой или перемещались на другие фронты, таким образом, всю дорогу волоча за собой смертоносное заболевание.

Испанка не коснулась лишь бразильского острова Маражо в дельте реки Амазонки. Здесь не было зарегистрировано ни единого случая заболевания.

Телефонистки полощут горло для профилактики гриппа. Лондон, 1920 год

В некоторых других странах, наоборот, смертность от вируса гриппа достигла своего пика. Так, например, в Индии меньше чем за год погибли 17 миллионов человек, что составило примерно 5% всего населения. В тот же период в Иране и Самоа умерло 21% и 22% населения. Особому риску подвергались жители государств со слабо развитой медициной.

Если обычно эпидемия забирает людей со самым слабым иммунитетом — стариков и детей, то в случае с испанкой все было по-другому. Жертвами заболевания в основном становились здоровые мужчины 20-30-летнего возраста и женщины, способные к деторождению.

Страшная тайна испанки

Все описанное выше по-настоящему ужасает, но, оказывается, у испанки есть и другая, более жуткая тайна. «Что может быть страшнее?» — удивитесь вы. А то, что вирус «синей смерти» на сегодняшний день хранится в нескольких лабораториях.

В 1997 году в ледниках на Аляске откопали тело женщины, погибшей от испанки 80 лет назад. Из-за корпулентного телосложения женщины ее легкие сохранились почти в первозданном виде, благодаря чему ученым удалось «извлечь» из них вирус испанского гриппа. В 2005 году научные деятели добились его репликации.

Благодаря детальному изучению вируса удалось узнать много нового. Во-первых, стало понятно, почему эпидемия убивала, преимущественно здоровых людей. Все дело в том, что вирус, попадая в организм жертвы, вызывал так называемый цитокиновый шторм — гиперреакцию иммунной системы, запускающей общее воспаление тканей.

Во время этого процесса защитная система человека «впадает в панику» и пытается всеми возможными способами уничтожить «врага». Если говорить простыми словами, иммунитет сбрасывает бомбу на собственную территорию. И если у людей с сильным иммунитетом в арсенале хранится ядерное оружие, то у больных и слабых — старые гранаты и пушки с холостыми патронами.

Примерно то же самое происходит с больными на поздних стадиях вируса Эбола. Однако это заболевание становится заразным только при появлении его первых симптомов, а испанка, как и обычный грипп, может распространяться за несколько дней до того, как у ее носителя появятся признаки недомогания. Неудивительно, что всего за 18 месяцев этому «оружию» удалось вырезать под корень самую здоровую и жизнеспособную часть человечества.

Смертоносная мутация

Вопрос, волнующий большинство читателей: «Как и почему обычный вирус гриппа мутировал в такую смертоносную форму?» По мнению вирусологов, основной причиной послужила Первая мировая война. В стандартных условиях вирус гриппа распространяется медленно и не слишком «травмирует» своего носителя, чтобы тот мог спокойно ходить на работу, учебу, за покупками в магазин, ездить в общественном транспорте и жить обычной жизнью, даже не подозревая, что при этом заражает десятки окружающих людей.

Но тогда, на передовой, ситуация была совсем другой. Заболевание никак не влияло на социальную активность пациентов — они в любом случае воевали и перемещались по фронту. К тому же, вирусу пришлось столкнуться со здоровыми и сильными солдатами, закаленными в боях. Какой смысл «мариновать» противника, если он запросто может умереть от вражеской пули или другого заболевания? Именно поэтому испанка действовала сразу и быстро, заставляя иммунную систему кричать от ужаса.

Вероятнее всего, супервирус сам привел к исчезновению среды, которая его породила. По мнению большинства историков, именно испанка послужила завершением Первой мировой войны. Изможденные армии всех стран вынуждены были заключать перемирие, так как солдаты были не в силах противостоять сопернику.

Эффективные санитарные меры, изоляция больных и вымирание наиболее предрасположенных к испанке возрастных категорий населения привели к повсеместному затуханию эпидемии. Однако сразу же после возвращения солдат с передовой, некоторым странам пришлось очень непросто, ведь вместе с собой они забирали на родину и смертоносный грипп.

В конце этой статьи хотелось бы ответить на еще один волнующий читателя вопрос: «Почему тела больных испанкой приобретали синий цвет?». Чтобы выяснить это, стоит подробнее разобраться в принципе действия гриппа.

Патологоанатомы, проводившие вскрытия людей, больных испанским гриппом, сообщали, что видели внутри «нечто ужасное». Болезнь поражала почти все органы, которые воспалялись и прекращали работать. Самый сильный удар приходился на легкие.

Стало понятно, что синева появляется из-за кислородного голодания, так как разлагающиеся легкие человека не могли нормально функционировать и насыщать кровь необходимым количеством кислорода. Из-за этого лица жертв испанки часто напоминали лица повешенных.

В заключение хотим рассказать о нескольких знаменитых личностях, которым удалось пережить это жуткое заболевание.

Франц Кафка. История страдающего туберкулезом писателя только подтверждает версию о том, что испанка «оставляла в живых» людей со слабым иммунитетом. Кафка подхватил испанку в 1918 году, но вскоре пошел на поправку. Тем временем открывшийся годом ранее туберкулез сильно обострился и в конечном итоге стал причиной его смерти.

Эдвард Мунк. Автор знаменитой картины «Крик» переболел испанкой, когда ему было 55 лет. Опять же, норвежский художник был обладателем довольно хрупкого здоровья, но смог выздороветь и дожить до 80 лет.

Уолт Дисней. В свое время испанка, можно сказать, спасла жизнь известного мультипликатора. Когда мужчина подхватил инфекцию, он как раз готовился отправиться на фронт, но из-за резкого ухудшения состояния здоровья, оказался в госпитале. Окончательно вылечившись, Уолт Дисней обнаружил, что война уже закончилась.

Лиля Брик. Доподлинно неизвестно, болела девушка испанкой или это был обычный грипп. Однако существуют письма, которые наталкивают историков на эту мысль. В одном из таких Маяковский писал своей возлюбленной: «Лиска, Личика, Лучик, Лиленок Луночка, Ласочка, Лапочка Деточка, Солнышко, Кометочка, Звездочка, Деточка, Детик Любимая Кисанька Котенок! Целую тебя и твою испанку (вернее, испанца, потому что испанок я никак целовать не хочу). Посылаю тебе всякую мою ерунду. Улыбнись Котик».

Стройная история происхождения, развития и прекращения эпидемии инфлюэнцы 1918 года — это всего лишь самая популярная на сегодняшний день гипотеза.

Существуют ученые, которые, к примеру, считают, что грипп H1N1 к моменту появления в американском лагере Фанстон уже пару лет разгуливал по планете. Он зародился в отдаленной провинции Китая и был занесен в Европу китайскими наемниками, которые работали на строительстве французских военных укреплений.

А есть и такие специалисты, которые утверждают, что испанка отнюдь не закончилась зимой 1918 года. Была еще одна волна эпидемии весной 1919-го и отдельные вспышки в разных уголках Земли аж до 1921 года.

Наконец, некоторые историки вообще не признают существования смертоносного вируса гриппа в 1918 году. Они считают, что повышенная смертность молодых людей от простуды в конце Первой мировой была вызвана общим ослаблением организма солдат во время жизни в холодных окопах, голодом военного времени в тылу, повсеместной антисанитарией и широким распространением пневмонии. В общем-то этой версии придерживалось все человечество довольно долгое время: жертв испанки просто списывали на счет войны вплоть до конца XX века, когда за исследование «супергриппа» взялись ученые-вирусологи. Таким образом, эту пандемию можно назвать самой масштабной и самой не замеченной в истории человечества.

И в конце этой статьи осталось ответить на последний вопрос : почему жертвы вируса испанки приобретали радикальный синий цвет? Об этом медики догадались довольно давно, так как менее масштабное, но вполне явное посинение лица и конечностей присутствует у некоторых больных с сердечной недостаточностью. Этот синдром носит название цианоз, его причина заключается в кислородном голодании. В случае с испанкой стремительно разлагающиеся легкие, которые вирус атаковал в первую очередь, не могли насыщать кровь кислородом. По сути дела, у жертв эпидемии 1918 года, вероятно, были лица повешенных.

источник

Понравилась статья? Поделить с друзьями: