Не понимаю про грипп

Не понимаю про грипп

Как перестать болеть гриппом* раз и навсегда | забываем про грипп.

* — говоря перестать болеть гриппом, я не говорю о том, что вирус перестанет проникать в ваш организм, я лишь говорю, что перестать болеть — это значит добиться отсутствия самых главных и тяжелых его составляющих, таких как насморк и заложенность носа. Говоря перестать болеть гриппом я имею ввиду и ему подобные ОРВИ, хотя я не знаю насколько они ему подобны.

И так, о гриппе пост. Многабукв. По мотивам поста https://pikabu.ru/story/prostudifilis_chem_lechites_6316229 развиваю тему. Прежде чем продолжить, несколько важных замечаний

— всё о чём я рассказываю лишь мой собственный опыт. У меня нет медицинского образования. На данные момент у меня значительно больше вопросов почему это помогает, чем ответов. И очень много догадок, проверить досконально которые или нет времени или нет денег. Но это работает для меня, и помогает моим близким.

— самолечение — это когда вам не кого обвинять в своих неудачах. Всё что сложно — лучше лечить у врача, что-то идёт не так — идёте к врачу. Я не призываю в данном посте использовать эту методику, не считаю её единственно верной, я лишь рассказываю о ней.

— Я не рассказываю о каких-то чудотворных и дорогостоящих средствах, хитромудрых практиках. Всё что будет использовано стоит сущие копейки и делается на раз.
— Я не утверждаю, что это универсальный метод. Возможно много кому он не подойдёт, например, аллергикам.

Из собственного опыта, грипп — это детское заболевание. Им болеют по незнанию, как дети. Научившись подавлять грипп — вы забудете о нем, как о противном заболевании, навсегда. Что значит по моему «перестать болеть им раз и навсегда»? — это значит возможно понять как он действует, и так же как мы научились читать, или водить автомобиль, раз и навсегда научиться эффективно подавлять грипп.

Мировая индустрия гриппа — это миллиарды долларов на производство и исследования. Возможно, вирус гриппа — это чрезвычайно сложное и трудно постижимое заболевание, но на уровне пользователя — он, что-то вроде последнего iPhone, если такое сравнение подойдет, т.е. бороться с ним также легко как пользоваться iPhone. Я берусь утверждать, что эффективно бороться с гриппом можно за сущие копейки, и побеждать в этой борьбе, и время на реабилитацию сократится в несколько раз.

КАК ЛЕЧИТЬ(ПОДАВЛЯТЬ) ГРИПП?

Итак, в один прекрасный момент вы замечаете, что предательски потекли сопли, и через какое-то время заложило нос. Закачалась температура. Да, опять вы подцепили эту заразу! Вы уже представляете, что вам предстоят увлекательные 14 дней (как говорится, если не лечить грипп — он продлится 14 дней, а если лечить, то пройдёт всего лишь за 2 недели).

Что же делаю я в этом случае: я иду в аптеку и покупаю (тут важно точно каждое слово) масло эфирное туи, натуральное, 100%-е, 10мл. Этого хватит примерно на год. В аптеке, в этом году брал что-то в районе 130 рублей. Вот оно на картинке:

Этим буду лечиться от и до. Важно взять именно эфирное масло, так как аптекари готовят из туи несколько суррогатов, типа масла для закапывания, для ингаляций и т.п., об эффективности и оправданности которых мне ничего не известно. Берем именно — эфирное натуральное 100%-е масло туи.

Далее, говоря для краткости и забегая вперёд, я буду вдыхать разными способами, пары масла туи. Они подавят насморк, соответственно спадёт отёк в носу, и не будет причин для температуры. И дело тут, видимо, не в каком-то чудодейственном качестве туи,а именно в механизме подавления инфекции, о чём и буду дальше рассказывать.

Важно знать — НЕЛЬЗЯ закапывать не разведённое эфирное масло в нос и куда-либо — сожжоте слизистую. Также, нельзя чтобы попадало на кожу — будут ожоги кожи. Я буду говорить только о вдыхании паров эфирного масла туи!

Перед тем как перейти к практической части, следует сделать теоретическое отступление. Давайте вспомним как начинается грипп? Начинается он не мгновенно, обычно начинается некоторый мандраж, типа малозаметной лихорадки, потери внимания, легкой головной боли, заложенности носа, легкого насморка. И только на следующий день, или к вечеру мы получаем все симптомы — из носа течет рекой и нос заложен, поднимается температура.

Так вот, чем раньше мы начнем подавлять грипп, тем легче он уйдёт, меньше уйдёт времени на все процедуры. Но даже если вы начали вдыхать пары туи уже на самом пике гриппа, это всё равно будет эффективно! Но мы говорим прежде всего о том, чтобы начать «профилактику» как можно раньше. Не ждем, а активно противодействуем только начинающемуся инфекционному вторжению. Если вы будете всегда делать это вовремя, то в обычном смысле, вы никогда не будете болеть гриппом и ОРВИ.

Итак, как нам вдыхать пары туи? Есть классический способ использования эфирных масел — через аромалампы. Он тоже не плох, тоже можно пользоваться, но он затратен в плане, что нужно иметь эту самую аромалампу, к ней нужны свечи, у нее нужно долго сидеть и т.д. Жизнь не всегда даёт нам таких жизненных обстоятельств! Поэтому, помимо этого, есть ещё много разных способов, для разных обстоятельств, не менее, и даже более эффективных, чем аромалампы.

Предположим вы пришли домой, и чувствуете, что принесли с собой грипп или ОРВИ. Успеваете поужинать и вас накрывает по полной. Что делаем (самый эффективный, на мой взгляд способ): перед сном накрываем подушку, на которой будем спать, пелёнкой, на оба края подушки капаем по 2-3-4 капли эфирного масла туи. На одну сторону три и на другую три. Ложимся спать. Ночью, куда бы вы не повернулись, вы всегда будете дышать парами масла туи. Утром вы проснётесь, и поймёте, что насморка нету, нос чистый, да грипп внутри ещё есть, потому как ощущается некоторая потеря внимания, некоторое свербение в носу, но вирус в слизистую не зашел, слизистая не поражена. В течении дня продолжаем вдыхать носом пары туи, повторяем фокус с подушкой ночью. Обычно две-три ночи хватает, чтобы подавить инфекцию в слизистой, а за это время иммунитет уже подобрал ключики к гриппу и болезнь гаснет. Два-три дня, Карл!

Что делаем днем: покупаем салфетки или полотенца из нетканного материала. Например такие

Стоят около 80 рублей. Хватит их на год. Сворачиваем вдвое, капаем несколько капель туи, ещё сворачиваем вдвое. Так как нетканка хорошо пропускает воздух, который проходя наполняется парами туи, можно без затруднения дышать через такое полотенце. Дышим в течении дня. Можно её использовать как носовой платок. Просто и дёшево.

Суть вы уловили я думаю. Парами эфирного масла мы не даём расплодиться или блокируем инфекцию в слизистой. Это работает. Даже если вы уже конкретно больны. Если нет возможности добыть такие салфетки, можно накапать на медицинскую маску, можно накапать на воротник рубашки. В конце концов можно откручивать крышечку бутылочки и дышать парами, но помните, что эфирные масла быстро окисляются на воздухе, поэтому если вы хотите растянуть бутылочку на год, лучше не открывать её надолго. И ещё, эфирные масла боятся перепадов температуры.

Обычно, подавление гриппа занимает два или три дня. Без заложенности носа и соплей. Два-три дня! Без симптомов! До температуры обычно просто не доходит, если вы начали профилактику в самом начале. Вы можете заниматься своими обычными делами. Ваши расходы составят около 200-250 рублей на год.

Минус способа вижу только один: да запах туи приятен не всем.

Как ещё ситуации бывают: Например, вы водите ребёнка в садик. ОРВИ — бич детей до трёх лет. Только ребёнок выздоравливает, три дня в садике и снова на больничный. Что делаем: чуть заметили что у ребёнка потекли сопли, на ночь стелим на подушку пелёнку и капаем на неё тую. За ночь сопли уйдут. Можно повесить на шею аромокулончик с туей, или на воротничёк рубашки или платья накапать несколько капель. Выглядит как магия — ребёнок не заболевает. Распространён подобный опыт с чесноком (бусы из чеснока и т.п.) — проверено, чеснок менее эффективен, да и запах туи лучше чем у чеснока. Хотя может быть нужно просто больше чеснока? Только где взять?

Здесь, на пикабу, нашел интересный способ профилактики гриппа https://pikabu.ru/story/nezaplanirovannaya_funktsiya_yelektr. — хороший способ, но предложу положить
положить внутрь вместо чеснока, салфетку с каплями эфирного масла. Должно работать.

Витамин С (или лимон, имбирь, мёд, антиоксиданты, или прочие комбинации ) при гриппе — может быть они и помогают, но конкретно у меня — эффект практически нулевой. Все обещания эффективности этих способов — не сбываются.

Какие у меня самого вопросы к данному методу:
— Не знаю эффективность подобного же применения других аромомасел, типа эвкалипта. Вроде как должно работать, но я не пробовал. Просто была туя под рукой всегда. Возможно это будет работать и с эвкалиптом, или другими хвойными — кедр, пихта. Если кто попробует и поделится опытом — буду благодарен.

— не знаю как это всё выглядит с точки зрения микробиологии. Для того чтобы пользоваться способом не нужно знать как устроен вирус гриппа. Не знаю лечится ли грипп, или организм всё равно болеет гриппом, а я не замечаю болезни, так как подавлены главные симптомы болезни.
— в случае побочных реакций, типа аллергии, мне кажется это меньшее зло, чем например использование антибиотиков.

— насколько я понимаю, суть метода в блокировки распространения вируса в слизистой носа и горла. Может быть через дыхание проникновение в кровь и внутри это тоже как-то работает.

Еще несколько отвлечённых наблюдений относительно гриппа и прочих ОРВИ. По моим наблюдениям, инфицирование может происходить за несколько дней, до недели, до проявления первых симптомов в виде насморка, заложенности носа. Например, у моего друга был такой случай: в пятницу вечером у него резко заболел зуб под пломбой. Лечение зуба в выходные обошлось в шесть тысяч. В понедельник к вечеру его накрыло гриппом. У меня на памяти ещё несколько подобных случаев. Т.е. я хочу сказать, что симптомы инфекции могут проявляться в разных органах. Например, я часто сталкиваюсь, что перед гриппом или ОРВИ у человека могут заболеть уши. Кто-то говорит о поносе перед гриппом. У меня даже такой вопрос, если не лечить зуб или ухо медикаментозно, подождать, дать вылезти гриппу, будут последствия на зуб или ухо? Т.е. не оказывается ли лечение зуба или уха в этом случае напрасным? В любом случае, если вы будете сами практиковать подавление гриппа, обращайте внимание на своё самочувствие, если у вас вдруг бессимптомно заболели уши, или зуб, может это раннее проявление инфицирования гриппом. Тренировка своих чувств даёт результат.

Ещё несколько личных ощущений. Если ты лёг на ночь с гриппом, ночью дышал эфирным маслом, то встаёшь с таким ощущением, что грипп вышел из тебя и стоит рядом. Он как бы испугался и выбежал. Физическое ощущение избавления. Иногда есть понимание, что нужно его дожать, чтобы он ушел совсем, физическое ощущение. Если долго практиковать подавление гриппа, то начинаешь чувствовать вторжение инфекции на самом раннем этапе. И главный плюс в том, что ты уже знаешь, что нужно сделать, чтобы остановить вторжение.

Буду благодарен любой конструктивной критике. Буду благодарен живым наблюдениям о гриппе, и действенными способами лечения. Готов ответить на вопросы в комментах.

Ну и на последок, несколько невероятных и курьёзных утверждений о гриппе:

— вирусы (и грипп в том числе) — это какие-то актуализации астральных существ. В этом смысле на вирус можно воздействовать духовно. Инфа пришла от прочтения некоторых книг духовных авторов, типа Рерихов.

— грипп — это птичья болезнь. Какая-то карма. Если не будем кушать птичек, не будем болеть гриппом. Из дневников каких-то ведьм.

Что забавно, мои внутренние ощущения от гриппа не расходятся с этими утверждениям).
Спасибо за внимание и здоровья Вам!

источник

Про грипп. Ознакомьтесь,пожалуйста. И не паникуйте.

Появились минуты сфокусировать информацию про «нынешний» грипп для неспециалистов.

1) Эпидемиология: начиная с 2009/10 гг у нас и в других странах широко циркулирует грипп А (H1N1pdm09 California), он же — свиной грипп. В прошлом году он уступил пальму первенства другому гриппу А (H3N2), но свои 25% в структуре гриппа все равно имел. В пик эпидемии поражает примерно каждого 4-го — каждого 7-го человека. В связи с низким охватом вакцинации, ежегодно регистрируются тяжелые и летальные случаи. Эпидемия продолжается около 1-3 месяцев, в зависимости от иммунизированной прослойки.

2) Кратко патогенез: тяжелый грипп, от которого каждый год погибает 250 000 — 500 000, до появления свиного мутанта, развивался в основном у детей до 3 лет и взрослых старше 55-60. Характеризовался ранним присоединением вторичной бактериальной инфекции, у детей — в виде сепсиса («заражение крови»), у возрастных и пожилых — в виде гнойной бактериальной пневмонии. Обычно где-то на 2-3 неделе от пика температуры, на фоне послегриппозной «анергии» (отсутствия сил). Свиной грипп отличает то, что он стал тяжелее всего протекать у лиц без каких-либо проблем со здоровьем, у спортсменов, закаливающихся, физкультурников, ведущих правильный образ жизни и прочее, в возрасте 20-50 лет. И у беременных (они гибнут при гриппе в 15%-30%, то есть каждая третья).

И последовательность иная, осложнения начинаются уже на 3-4 день от подъёма температуры — сухой кашель, за пару дней приводящий к тому, что оба легких перестают дышать. На рентгене — двусторонняя «распространненная» пневмония. Не поддающаяся никакому лечению антибиотиком. Связано с тем, что грипп параллельно вызывает несколько процессов: поражает гипоталамус в мозге, заставляя стимулировать температуру и не позволяя ее толком сбивать, поражает сосудодвигательный центр и сосуды в различных органах и тканях, вызывая их повышенную проницаемость, кровь буквально фарширует, в первую очередь, лёгкие, не позволяя им «дышать». На 5-6 день пациенты уже не могут самостоятельно дышать, их переводят на ИВЛ, еще через пару дней они погибают от полиорганной недостаточности.

Еще одна особенность гриппа — организм реагирует на внедрение вируса не просто воспалением, а супер-гипер-ультравоспалением, которое специалисты называют «цитокиновый шторм». Цитокины — вещества, обеспечивающие регуляцию про- и противовоспалительных процессов в организме, типа химической азбуки для иммунных клеток, сосудов, мышечных клеток, которые должны активизироваться и оптимизироваться, ударив воспалением по инфекционному агенту. Так вот цитокиновый шторм характеризуется хаосом, когда воспаление абсолютно не соответствует причинному фактору. Вирус гриппа сам по себе слабенький, дольше 5-7 дней в организме жить не может, легко разрушается на ультрафиолете, антисептиках, нагревании.

3) Клиника: озноб, высоченная температура, подскакивающая в часы, до 40-42, не сбиваемая более, чем на 2-3 часа. Ломота в мышцах и костях, жуткие головные боли, боль при движении глаз. Очень быстро присоединяется отек слизистой носоглотки, задняя стенка глотки пылает красным цветом, но при этом отделяемое или очень скудное, или отсутствует. Красные конъюнктивы. Один из ранних симптомов тяжелого течения — появление сосудистых звёздочек на коже, типа сыпи, которая не чешется и не бледнеет при надавливании. Часто появляется на лице после присоединения надсадного, сухого, непродуктивного, раздирающего кашля. Обычно он начинается «из горла», через сутки переходя на лёгкие. Присоединяется боль в ребрах, каждый кашлевой толчок раздражает, невозможно спать. Мокроты часто нет. Вот на этом этапе, обычно, 5-6 день от начала болезни, пациенты начинают «раскачиваться» в плане «пора что-то делать». И, к сожалению, уже бывает поздно.

4) Если говорить о лечении тяжелого гриппа, гипертоксических форм, с поражением сосудов, с развитием острого респираторного дистресс-синдрома — речь о инфузионной терапии (капельница с глюкозо-солевыми растворами, контроль диуреза), поддержке надпочечников (кортикостероиды), профилактике бактериальных суперинфекций (антибиотики), а самое главное, правильно выбираемые методы поддержки сатурации (насыщенности крови) кислородом с адекватным отведением углекислого газа и контроль кислотно-щелочного баланса, то есть выбор или кислородотерапии при сохраненном хорошем спонтанном дыхании, или маски, или искусственная вентиляция легких.

По поводу противовирусных препаратов, чтобы было более отчётливо:

Накоплена информация о чувствительности вируса гриппа А к препарату озельтамивир и занамивир. Также накоплена информация о практически 100% нечувствительности гриппа А к препарату амантадин и ремантадин (римантадин).

Другой коллективно накопленной информации у нас для вас нет.

Не спрашивайте советов, «а что поесть для профилактики», «а что поесть для лечения».

5) Профилактика подразделяется на специфическую и неспецифическую.

Неспецифическая крайне важна: 5.1) избегать контакта с «непривычным» контингентом. Речь о ситуациях, в которых много людей спонтанно оказываются в одном и том же месте впервые и ненадолго. Пример — первые дни после каникул в детсадах, школах, институтах, рабочих коллективах. Поездки куда-либо в общественном транспорте. Гаже всего праздничные мероприятия, в которые силком тащат полубольных.

5.2) Мыть руки. Обрабатывать их антисептиком. Купить бутылочку антисептического геля и каждый раз протирать им лапы после поручней в транспорте, открытия/закрытия дверей, туалетов, общепитов, прикосновений к деньгам и т.д.

5.3) Не трогать лицо. Неплохой вариант инфицироваться — курение. Руки подносятся к лицу, затяжка, все вирусы с лап попадают в дыхательные пути.

5.4) Маска. Работает 2-3 часа. Желательно цеплять на больных, т.к. она ограничивает разбрызгивание соплей.

5.5) Проветривание холодным воздухом помещения. Прогулки на свежем воздухе. Одеться теплее и жить с приоткрытыми окнами.

6) Специфическая: вакцинопрофилактика. Эффективность её по сравнению с другими прививками не настолько высока, как хотелось бы. Вакцины разрабатывают на будущий эпидемический сезон в течение весенне-летнего периода, в июле ВОЗ собирает данные с центров гриппа по всему миру и формирует рекомендованный состав вакцин для производителей препаратов. Как правило, это 3-4 штамма, классически два варианта гриппа А и один — гриппа B. С 2010 года ежегодно в состав вакцин включены антигены «свиного» гриппа.

Почему продолжаем болеть, раз вакцина работает? Потому, что в России средний охват прививками составляет примерно 26%-28% ежегодно. Технически, при повышении этого уровня до 35%-40%, эпидемия практически невозможна. Охват вакцинацией среди детей несколько выше, около 33%, поэтому и проблем с ними меньше для врачей.

Вакцина не защищает от заболевания, но доподлинно спасает от тяжелых форм и летальных исходов. Во всех «аргументированных» криках антипрививочников отсутствует одно звено: летальных исходов среди привитых не было за все эти пять лет. И ожидайте сразу, что основные антипрививочники (против гриппа) это медицинские работники — медсестры, санитарки, а самые «упорные» — врачи (кроме инфекционистов, пожалуй). Думать придется головой и самостоятельно.

По поводу того, какие вакцины лучше или хуже. Любые вакцины лучше. Какая есть, такую и применяйте. Отечественная, зарубежная, все работают, все достигают своей цели — формируют антитела против штаммов гриппа, которые в виде антигенов входят в состав каждой из вакцин.

Ограничений по прививке от гриппа нет и быть не может. И в первую очередь прививаться должны хронические больные — астматики, диабетчики, гипертоники, онкологические, эндокринологические, неврологические и прочие. Если у человека легкое ОРВИ без температуры — смело прививать. Если с температурой — прививать после её нормализации, не дожидаясь исчезновения всех симптомов. Дети до 8-9 лет, которые ни разу гриппом не болели и ни разу не прививались, для эффективной иммунизации должны получить две дозы вакцины с интервалом в 4 недели. Иммунитет формируется на 2-4 неделе после законченной вакцинации.

Прямое противопоказание — тяжелые аллергические реакции на предыдущее введение вакцины у этого человека (а не у родителей, сестер и братьев). Тяжелые — это отек квинке, анафилактический шок. Атопический дерматит, обструктивный бронхит и непонятная крапивница «на что-то» противопоказанием не являются. Можно привить с антигистаминными препаратами. Или с кортикостероидами.

И немного про наших любимых детей. Любовь к ним настолько сильна, что в современном мире хочется их скорее ограничить от внешних воздействий, чем предоставить им иллюзорный выбор (это касается еды, одежды, информации, способов «развития», методик, и прочего). К прививкам это более чем относится. Но вот загвоздка, как вы поняли из заметки, надеюсь, лечить и защищать против гриппа (а не ОРВИ) их нечем. И опять на первое место встает вакцинация. Да, начиная с полугода. Раньше, к сожалению, иммунная система на вакцину просто не отвечает. Да, двукратно (впервые). Колоть. Маленьких. Бедных. Лезть в иммунную систему. Не давать им погибать от гриппа. Чувствуете нашу (а должна быть вашей) цель?

Еще раз и, надеюсь, для всех и навсегда.

Цель прививки — создание антител к антигенам, входящим в состав вакцины.

Особенность иммунитета — синтез антител в течение 2-4 недель от введения антигенов (вакцины).

Нет понятия «рано» или «поздно».

Причиной отказа от вакцинации в период подъема заболеваемости гриппом и ОРВИ является попытка избежать инфицирования посещающих лечебно-профилактические учреждения. Другой причиной может являться отсутствие вакцин.

Никаких противопоказаний, ухудшений работы прививки на фоне болезни, «слишком поздно» — нет и быть не может, организму всё равно, утро или вечер, лето или зима, ноябрь или февраль. Грипп циркулирует активно с декабря по февраль-март. Не хотите делать прививки — дело ваше. Только не надо в стотысячный раз спрашивать об этом. Ничего нового от каверзных вопросов, умозаключений каких-то специалистов, родных, знакомых, не появится.

И еще раз по поводу реакций на вакцинацию.

Прививка инактивированной вакциной (а против гриппа в России они почти все инактивированные) — это введение чужеродных веществ внутримышечно с вышеописанной мной целью. Так вот, помимо синтеза защитных антител, иммунная система реагирует также и неспецифически. Наиболее частыми реакциями иммунитета на вакцинацию являются в первые 2-3 дня от введения: повышение температуры тела, вплоть до 38-39 градусов (довольно редко), общее нарушение самочувствия, по типу интоксикации, покраснение и боль в месте укола. Все эти симптомы проходят самостоятельно за 4-5 дней, лечение требуется только симптоматическое — жаропонижающие при температуре свыше 38,5-39.

Эти реакции, подчеркиваю, не являются осложнениями, это ответ иммунитета, которого мы ожидаем от прививки. Это не снижает общую резистентность организма к другим инфекциям. Это не создаёт «ослабления». Это нарушает самочувствие на краткий период.

И да, у меня не один, не два и не три пациента стали сомневаться в моей компетентности при моей рекомендации ежегодной вакцинации против гриппа. Это нормально. Как правило, до первых тяжелых случаев и летальных исходов в семье и ближайшем окружении.

источник

Не понимаю про грипп

Антибиотики продаются только по рецепту по двум причинам. Во-первых, при неправильном применении патогенные бактерии способны приобрести устойчивость к лекарству, которое должно было их убить. Во-вторых, они уничтожают наши собственные полезные бактерии-симбионты, которые, как уже известно, так или иначе контролируют все физиологические функции и поведенческие реакции человеческого организма. Оказывается, что прием антибиотиков, губительный для микрофлоры человека, непосредственно влияет и на работу его иммунной системы, что подтвердили исследования проверки эффективности вакцинации от гриппа

Знаете ли вы, что только в толстом кишечнике взрослого человека находится около 2 кг микроорганизмов! В человеческом теле живут 100 трлн бактерий (не считая вирусов и грибков), что во много раз больше числа его собственных клеток. Так что каждый из нас представляет собой своего рода суперорганизм, и управление его иммунными, гормональными и нервными функциями происходит, в том числе, и с помощью химических сигналов, посылаемых микробиомом.

Важнейшую роль в поддержании слаженного функционирования этого единого организма играет иммунная система человека. В исследованиях на животных получено много данных, подтверждающих ведущую роль микробиома в формировании иммунитета, однако подобные исследования на людях достаточно редки.

Недавно группа американских исследователей решила проверить, как прием антибиотиков, способных убить кишечную микрофлору, влияет на иммунный ответ человека на сезонную вакцинацию против гриппа.

Для этого взрослым здоровым добровольцам перед прививкой проводили пятидневный курс антибиотиков широкого спектра действия, что вызвало у них резкое падение численности и разнообразия кишечных бактерий. Известно, что подобные изменения микробиома естественным образом происходят у людей с возрастом. При этом пожилые люди в целом имеют более слабую иммунную систему, чем молодые, а вакцинация от гриппа вызывает у них рост уровня маркеров воспалительных процессов и изменение метаболизма желчных кислот, в регуляции которого участвует микробиом.

Оказалось, что после приема антибиотиков у здоровых молодых людей после вакцинации развились аналогичные явления. Что касается специфического эффекта прививки, то у этих людей не сформировался иммунитет по крайней мере против одного из трех вирусов гриппа, от которых должна была защитить сезонная вакцина.

Из результатов этого исследования следует, что прием антибиотиков, вызывающий долговременные стойкие нарушения кишечной микрофлоры, изменяет реакции иммунной системы на чужеродные антигены и снижает не просто эффект вакцинации, но и, по сути, общую устойчивость организма против инфекционных агентов, включая вирусы.

Что касается бактериальных инфекций, то следствием широкого и бесконтрольного использования антибиотиков наряду с возможностью горизонтального переноса генов между бактериями стало стремительное распространение среди них лекарственной устойчивости. За первое десятилетие XXI в. потребление антибиотиков в мире выросло на треть, при этом основной рост пришелся на Бразилию, Индию, Китай, Южную Африку и Россию. В частности, в нашей стране половина пациентов покупают антибиотики без рецептов и принимают их без назначения врача, а более 70% хронических больных принимают одни и те же антибактериальные препараты вне зависимости от тяжести своего состояния.

В результате уже сейчас из-за лекарственной устойчивости бактерий в мире ежегодно гибнет около 700 тыс. человек, а если ситуация с применением антибиотиков не изменится, то к 2050 г. это число достигнет 10 млн, что превысит смертность от онкологических заболеваний. По словам врача-педиатра, профессора К. Таточенко (НМИЦЗД Минздрава России), «самостоятельное применение антибиотиков обычно неэффективно и вредно. Следует помнить, что они не действуют на вирусы и не сбивают температуру. Необоснованное применение антибиотиков ‒ основная причина их неэффективности из-за роста устойчивости возбудителей, а у детей, особенно грудного и раннего возраста, оно способствует ожирению, повышает риск развития бронхиальной астмы и воспалительных заболеваний кишечника».

«Тихо! Привет, малыш! Хочешь стать Супербактерией. Вставь эту штуку в свой геном… И даже пенициллин не сможет навредить тебе!»

Сложность нынешней ситуации еще и в том, что потеря эффективности современных антибиотиков происходит на фоне снижения вывода на рынок новых антибактериальных препаратов. Так, за последние восемь лет появилось всего лишь 16 новых соединений из различных классов антибиотиков, при этом в нашей стране большинство их не было зарегистрировано.

Повысить осведомленность общества относительно проблемы устойчивости инфекций к антибиотикам и призвать широкую общественность, работников здравоохранения и лиц, принимающих политические решения, к принятию мер, ограничивающих ее дальнейшее распространение, призвана Всемирная неделя правильного использования антибиотиков, которая в этом году проводится с 18 по 24 ноября 2019 г.

К сожалению, далеко не все знают, что помимо антибиотиков во врачебном арсенале имеется и другое оружие против бактерий, созданное самой природой, – бактериофаги. Эти мельчайшие вирусы способны прицельно поражать опасные бактерии, и при этом абсолютно безопасны как для самого человека, так и его дружественного микробиома. Помимо медицины бактериофаги можно применять как средства дезинфекции в различных областях сельского хозяйства, ветеринарии и пищевой промышленности – везде, где необходимо предотвратить размножение бактерий и защитить от них живые и органические объекты.

В публикации частично использованы материалы пресс-релиза международной научно-исследовательской фармацевтической компании GSK

Не привился? Тебе — грипп.

Президент РФ Владимир Путин предложил считать самострелом ситуацию, когда члены правительства не привились от гриппа и заболели. Он потребовал от министров срочно сделать прививки.

На совещании с членами правительства 11 ноября Путин устроил опрос, кто из кабинета министров привился от гриппа. Оказалось, что таковых лишь четверо, включая главу государства. Премьер-министр Дмитрий Медведев не прививался. «Гриппом заболел — самострел. А как? Можно предотвратить — не предотвратил. Я вас прошу подумать об этом», — цитирует Путина ТАСС.

По оценке президента, чиновники относятся к группе риска по заболеваемости гриппом, так как работают с людьми. В связи с этим он попросил главу Минздрава Веронику Скворцову обеспечить вакцинацию госслужащих.

Ранее на совещании Скворцова отчитывалась о ходе вакцинации от гриппа. По ее словам, приоритет отдается медикам, учителям и работникам коммунальной сферы, сообщает «Интерфакс». Глава государства отметил, что, несмотря на относительно высокие для этого времени года температуры в европейской части страны, «гриппозный сезон уже в стране в целом наступает или наступил».

Смертельная пандемия может распространиться за несколько часов и убить миллионы

Как утверждается в новом докладе, ни одна страна не в состоянии полностью справиться с глобальной пандемией.

Ученые говорят, что вспышка гриппоподобной болезни может охватить всю планету за 36 часов и убить десятки миллионов из-за постоянно путешествующего населения.

Обзор служб здравоохранения, которые уже существуют во всем мире, показал, что только 13 стран располагают ресурсами для борьбы с «неизбежной» пандемией.

Среди стран, вошедших в топ-рейтинг, были Великобритания, США, Австралия, Канада, Франция и Голландия.

Учитывая, насколько быстро может распространиться вспышка, эксперты предупреждают, что даже эти страны могут бороться с этой болезнью.

На карте мира показаны районы, наиболее, менее и менее подготовленные к глобальной пандемии. Гренландия (серым цветом) не изучалась

Работник в защитном снаряжении дезинфицирует машину скорой помощи, перевозящую подозреваемого пациента с Эболой в ДР Конго

Большинство стран ЕС-28, включая Испанию, Германию, Италию, Австрию и Норвегию, считались «более подготовленными», то есть уровнем ниже Британии и США.

В то время как большая часть Африки была признана «наименее подготовленной» из всех стран из-за плохой иммунизации.

Трезвый отчет, известный как индекс глобальной безопасности в области здравоохранения (GHS), был составлен учеными из Центра медицинской безопасности Университета Джона Хопкинса и Инициативы по ядерной угрозе (NTI).

В своих рекомендациях группа заявила, что правительства должны выделить деньги на подготовку к проведению подготовительных мероприятий и выполнять учения.

Они также призвали к увеличению частных инвестиций в подготовку стран к пандемии и заявили, что ООН должна сделать больше для координации ответных действий через международные границы.

Ученые оценили, как страны во всем мире будут справляться с неизбежной пандемией, рассматривая ряд факторов.

Доход, безопасность границ, системы здравоохранения, а также политические, социально-экономические и экологические факторы риска, которые могут ограничивать реагирование, были рассмотрены.

Средний общий показатель индекса был чуть более 40 из возможных 100. Ученые говорят, что это указывает на «существенные недостатки в готовности».

ТОП 10 НАИБОЛЕЕ ПОДГОТОВЛЕННЫХ СТРАН

ТОП 10 НАИМЕНЕЕ ПОДГОТОВЛЕННЫХ СТРАН

Экваториальная Гвинея — 16,2

Но они обнаружили, что даже среди 60 стран с высоким уровнем дохода средний балл едва превышал 50.

В своем отчете ученые указали: «Индекс, который служит барометром глобальной готовности, основан на центральном принципе: угроза повсюду — это угроза повсюду.

«Смертельные инфекционные заболевания могут быстро распространяться; Повышение глобальной мобильности посредством авиаперевозок означает, что вспышка заболевания в одной стране может распространиться по всему миру в считанные часы ».

Отчет был опубликован через месяц после того, как группа, возглавляемая бывшим главой Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), сделала строгое предупреждение о том, что болезнь Х уже близко.

ПАНДЕМИЯ ГРИППА 1918 ГОДА

Вирус смертельного гриппа поразил более трети населения мира, и за несколько месяцев он убил более 50 миллионов человек — в три раза больше, чем Первая мировая война — и сделал это быстрее, чем любая другая болезнь в истории человечества.

Большинство вспышек гриппа несоразмерно убивают несовершеннолетних, пожилых или ослабленных пациентов; в отличие от пандемии 1918 года, в которой преимущественно погибали молодые здоровые люди.

Для поддержания морального состояния цензоры военного времени минимизировали ранние сообщения о заболеваемости и смертности в Германии, Великобритании, Франции и Соединенных Штатах.

Тем не менее, газеты могли свободно сообщать о последствиях эпидемии в Испании, создавая ложное впечатление об Испании как о особенно сильно пострадавшем — и у болезни появилось прозвище «Испанский грипп».

Исследователи полагают, что близкое расположение и массовые перемещения войск в Первую мировую войну ускорили пандемию и, вероятно, увеличили заражение, и усилили мутацию вируса.

Глобальный уровень смертности от пандемии 1918/1919 гг. неизвестен, но, по оценкам, от 10 до 20% инфицированных умерли, при этом общее число смертей составило от 50 до 100 миллионов человек.

В докладе под названием «Мир под угрозой» говорится, что предпринимаемые в настоящее время усилия по подготовке к вспышкам после таких кризисов, как Эбола, «крайне недостаточны».

Доклад подготовлен под руководством д-ра Гру Харлема Брундтланда, бывшего норвежского премьер-министра и генерального директора ВОЗ.

В отчете он сказал: «Угроза распространения пандемии по всему миру является реальной.

Быстроразвивающийся патоген способен убивать десятки миллионов людей, разрушать экономику и дестабилизировать национальную безопасность».

Он утверждает, что мировые лидеры в значительной степени игнорируют рекомендации об угрозе глобальной пандемии.

Команда разработала карту мира со списком возможных инфекций, которые могут вызвать гипотетическую вспышку.

Они были разделены на «вновь возникающие» и «вновь возникающие / возрождающиеся». Среди первых были вирусы Эбола, Зика и Нипах, а также пять видов гриппа.

К последним относятся вирус Западного Нила, устойчивость к антибиотикам, корь, острый вялый миелит, желтая лихорадка, лихорадка денге, чума и оспа человека.

В отчете упоминается ущерб, нанесенный пандемией испанского гриппа 1918 года, и говорится, что современные достижения в сфере международных поездок помогут распространению болезни быстрее.

Столетие назад пандемия испанского гриппа заразила треть населения мира и унесла жизни 50 миллионов человек.

Но в последнее время эпидемия Эболы в Западной Африке унесла жизни более 11 000 человек.

Очередная вспышка смертельного вируса убила 2100 человек в Демократической Республике Конго, и число погибших растет.

Лео Абруззезе, старший глобальный советник The Economist Intelligence Unit, который помог составить отчет, сказал, что отчет помог выявить важные пробелы в глобальной готовности.

«Без способа выявления пробелов в системе мы гораздо более уязвимы, чем должны быть», — сказал он.

«Индекс достаточно конкретен, чтобы предоставить дорожную карту того, как страны могут реагировать, и дает понимание куда направлять ресурсы».

Грипп — самый смертоносный вирус последние 100 лет:

Прививки прошлого — что мы знаем о вакцинах?

Лекарство от всех болезней.

Вакцина, вакцины, прививки — сегодня это достаточно популярные слова. И как бы то ни было, являетесь ли вы их ярым противником или ярым сторонником, они с нами. Они часть нашей жизни, и это неизбежно. Ведь во многом самой нашей жизнью, в том виде, в котором она есть у нас сейчас, мы обязаны вакцинам и вакцинации. Что же это? Говоря научным языком, это биологический препарат, ответственный за появление у вас иммунитета к определенному заболеванию.

Как работает вакцина, понять не сложно. Препарат, который вам вводят, содержит агент, который напоминает вызывающий заболевание микроорганизм. Как правило, его производят из ослабленных или убитых форм патогена, от которого вас иммунизируют. Иногда это не сам патоген, а препарат из его токсинов или «выжимка» одного из его поверхностных белков — какой-то кусочек (антиген), который ваша иммунная система сможет запомнить и подготовить набор оружия (антитела) для отражения его атаки, когда он появится снова. Если шаблон памяти есть, супостата узнают, начнется цикл производства оружия, системный поиск и уничтожение патогена, чтобы вы смогли оставаться здоровыми и невредимыми.

Но если всё так просто, спросите вы — куски бактерий или их белков безвредны и дают нам иммунитет — почему сегодня до сих пор нет вакцин от всего? А ещё лучше, одной вакцины, которая бы содержала в себе все убитые известные патогены и одним уколом делала нас неуязвимыми для микровселенной? Давайте разберёмся.

Начинать приходится с того, что патогены, способные навредить нам, очень разные. Они настолько разные, что часто генетически отличаются друг от друга как, например, муха и слон. И то, что может защитить от укуса первого в задницу, абсолютно бесполезно против удара хобботом в лицо от второго.

Большинство вакцин основаны на способности иммунной системы по созданию антител — Y-образных белков. Это, своего рода, бирка, по которой уже большие и серьезные клетки иммунной системы будут решать, что с этим всем делать и в какую дверь из вашей тушки выкидывать. Бирку лепят к поверхностным белкам патогена.

Но, в то время как вирусы содержат лишь несколько таких целевых белков, бактерии содержат до 6000, а у паразитов их еще больше. Но даже если речь будет идти только про вирусы, такие как ВИЧ, грипп и гепатит С, то они мутируют так быстро, что их поверхность меняют форму и состав прежде, чем антитела могут закрепиться на них. Тот же грипп, например, в зависимости от видов поверхностных белков сегодня имеет 128 комбинаций. Для того, чтобы вакцинировать от каждой формы вашу иммунную систему, нужно научить её опознавать 128 комбинаций поверхностных белков вируса, а это 128 вакцин — чтобы вы на 100% не заболели гриппом. К счастью большинство эпидемий это всё же один штамм с одной комбинацией. Но это грипп, и определение штамма, массовое производство своевременных вакцин — та ещё головная боль, а ведь существуют тысячи других лютых патогенов.

Но и род «homo» всё ещё не вымер? Даже когда вакцин не было совсем, после большинства эпидемий оставалось хотя бы несколько выживших людей, у которых появлялся иммунитет. Наша естественная система защиты успешно тащит наши бренные тела, волоча их за руку, вперед в счастливое будущее миллионы лет, решая большинство проблем. Большинство, но не все.

ВИЧ мутирует так быстро за один день, как грипп за год; бактерии туберкулеза могут выживать, формируя вокруг себя питательную среду для других бактерий, а когда те набегут, вместе сбившись в банду, они формируют биопленку, внутри которой остаются жизнеспособными, даже если «замурованы» белыми клетками крови. Малярийный плазмодий, падла, умеет играть в прятки. Паразит относительно защищен от атак со стороны иммунной системы, так как находится в клетках печени и крови и невидим для иммунного надзора. Дефектные клетки крови должны в норме разрушаться в селезенке, но P. falciparum выводит адгезивные белки на поверхность инфицированных клеток, заставляя их прилипать к стенкам мелких кровеносных сосудов, и избегая системы фильтрации.

Иммунная система и прячущиеся паразиты, мутирующие вирусы и маскирующиеся бактерии — всё вместе это система вызовов. Издержки и противовесы, конкуренция и соревнование. То, что как вид мы ещё не вымерли, не является полностью заслугой иммунной системы. Вероятно, какие-то популяции древних людей всё же исчезли, а какие-то оставались изолированными, выживали и начинали всё сначала. С чем-то иммунитет справлялся, а с чем-то нет. Всё это тонкий холст эволюции, в который сегодня мы пытаемся вмешаться, ведь изолированных популяций почти не осталось, а человеческая жизнь стала высшей ценностью.

Концепция иммунитета интриговала человечество очень и очень давно. Доисторический взгляд на болезни состоял в том, что мы обвиняли сверхъестественные силы и считали, что та или иная болезнь была формой божественного наказания за «плохие поступки». Затем, начиная с фантазера Гиппократа и до появления научных методов в медицине, болезни приписывались изменению или дисбалансу в одной из четырех жидкостей нашего тела (кровь, мокрота, желтая желчь или черная желчь). Хумористическая теория сменилась идеями о микромире, согласно которой в воздухе и воде обитали таинственные существа, или элементы, вызывающие болезни — миазмы. А Холера, Черная чума, Малярия, Желтая лихорадка были вызваны специфическими испарениями, «плохим воздухом». Теория, конечно, полностью провальна за исключением тех моментов, когда болотный запах означает москитов, а трупная вонь — антисанитарию и армию блох верхом на крысах.

Вообще, современное слово «иммунитет» происходит от латинского “munis”, что означает освобождение от военной службы, налоговых платежей или других государственных услуг. Первые письменные упоминания концепции иммунитета, возможно, были сделаны Фукидидом, который в 430 г. до н.э. описал то, что сейчас мы называем “Чумой Афин”. Сегодня мы знаем, что вероятнее всего это был тиф, но больше всего интригуют следующие слова грека: «о больных и умирающих заботились те, кто выздоровел, потому что они знали, как протекает болезнь, и сами были свободны от опасений. Ведь никто и никогда не заболевал во второй раз. ».Термин «иммунитет» также встречается в эпической поэме «Фарсалия», написанной около 60 г. до н.э., где дается описание сопротивляемости к змеиному яду.

Какое отношение имеют яды к истории открытия иммунитета? Самое прямое. Не зная, как работает второе, мы очень активно экспериментировали с первым. Больше всего в этом, преуспел один из тех царей, чье царство всегда находились между молотом и наковальней. Все мы знаем про противостояние греков и персов (300 спартанцев — 480 г. до н.э.), великий поход македонцев (330 г. до н.э.), завоевания Рима на востоке (63 г. до н.э.), положившие начало Восточной Римской империи, а затем и Византии. Но мало кто знает, что между всеми этими перипетиями находилось Понтийское царство. Кто бы не вторгался в античности в пределы Средиземного моря, Понт страдал в любом случае.

И вот именно тут, после отравления на банкете в кругу своей же семьи и, вероятнее всего, по приказу своей же жены, умирает царь Митридат 5-ый в 120 г. до н.э., и на трон неуверенно садится Митридат 6-ой, регентом выступает его коварная мать. Понтийское царство практически всю свою историю находилось на границе более сильных государств — заговоры, интриги, убийства, скандалы и расследования, коварство на коварстве. Как говорят, Митридат 6-ой стал чувствовать подвох и боли во время еды ещё в детстве, и подозревая, что его тоже хотят отравить, отправился в изгнание в пустыню, где в течение семи лет подвергал себя испытаниям, тренируясь и закаляя дух и тело. Одной из задач отшельничества было выработать иммунитет ко всем ядам, регулярно употребляя в пищу сублетальные дозы. Считается, что таким образом он изобрел комплексное «универсальное противоядие» против всех возможных отравлений. Легенда о средстве пережила героя на тысячи лет. Из всех известных рецептов самые ранние нам достались от Авла Корнелия Цельса и его De Medicina — там он называет средство Antidotum Mithridaticum. Версия Плиния Старшего состояла из 54 ингредиентов, которые должны были быть помещены в колбу и выдержаны не менее двух месяцев.

Смерть Митридата в 63 г. до н.э. была полна трагизма — загнанный в угол после десятилетий войн, подавленных восстаний, преданный и преследуемый в своей же стране, он пытался принять яд, но тот не подействовал. Тогда один из телохранителей царя был вынужден помочь ему в самоубийстве мечом. К средним векам имя Митридата стало нарицательным, а рецепт универсального противоядия мистическим. Каждый следующий доктор вносил туда что-то свое. В итоге к моменту, когда средство прописали Оливеру Кромвелю от чумы в 17 веке, после применения он заявил, что на счет чумы не понятно, но средство отлично справилось с его акне. Ну что же, это достаточно поучительная история, но, что нам здесь действительно нужно, так это ещё один кусочек нашего пазла. Даже в ранней античности широко известно было то, что к некоторым ядам можно привыкнуть, давая их в малых дозах. Добавим это к идеям Фукидида, смешаем, дадим настояться, и получим инокуляцию.

Где-то к десятому столетию мы начинаем говорить о возникновении такой процедуры, как инокуляция. Собственно инокуляция — это и есть процесс введения чего-то заразного в ткани. Умышленному заражению подвергали человека вирусом оспы путем втыкания игл или трения измельченных струпьев или гнойных отложений, собранных с больного, в поверхностные царапины на коже здорового. В идеальном раскладе это приводило к локализованной инфекции оспой. После процедуры на месте повреждения через 3 дня возникали пустулы (гнойник), сопровождалось это всё гарантированной лихорадкой и недомоганием. К двенадцатому дню формировался струп (гнойник с коркой), ещё через недельку он подсыхал и заживал. Если пациент выздоровеет, то никогда больше не заболеет оспой. Если…

Это был лучший из возможных сценариев. Чаще всего на руке появлялась не одна пустула, которые распространялись на другие участки тела, что сопровождалось уже куда более серьезными симптомами. У некоторых пациентов разницы между последствиями прививки и последствиями болезни практически не было. Смертность, по самым примерным оценкам, составляла около 2 процентов. И тем не менее, даже при таком прививании, риск смерти был ниже, чем 30 процентов, даруемые черной смертью при обычной передаче воздушно-капельным путем.

Основной проблемой того времени в распространении этого ноу-хау было ещё и то, что привитый человек становился заразным и распространял оспу, как любой другой больной. Почему именно оспа? Она легко визуально диагностируется, очень давно нас терроризирует, носясь с эпидемиями по всему земному шару, а ещё она очень заразна.

Считается что родина оспы — древняя Африка. А распространение через континенты происходило в более современные эпохи. Наиболее вероятен сценарий с развозом оспы из древнего египта в Индию (1500 г. до н.э.), оттуда в Китай (1122 г. до н.э.), а оттуда в Японию, отгремев эпидемией в стране восходящего солнца, зараза не спеша двинулась обратно, и так повторялось не один раз.

В таком контексте неудивительно, что практика вариолизации методом царапин возникла в Индии, а затем распространилась в Китае. Ровно как однажды заражение с торговыми путями ушло в Азию, ровно так же обратно и спустя годы проследовало и знание, чего делать чтобы не болеть. Но одного знания о заражении оказалось недостаточно, чтобы изобрести вакцину вот так сходу. Более того, из-за заразности таких привитых, практика прививания топаталась на месте ещё не одну сотню лет. Прививаешь одного, заболевают десять. Нафиг надо.

И длилось это, увы, вплоть до того момента, пока подробное описание процедуры вариолации не достигло Константинополя в конце семнадцатого века. Откуда затем не попало в Великобританию. Огромный вклад в популяризацию прививок был внесен, казалось бы, случайным человеком — Мэри Уортли Монтегю, женой британского посла в Османской империи, которая узнала о чудесах вакцинации, посетив Константинополь в 1717 году. Она сама переболела вполне серьезно всего несколько лет назад и об ужасах оспы знала не понаслышке. Тот факт, что болезни можно было избежать, стал для неё открытием, она написала письмо своей подруге в Лондон, где в красках принялась рассказывать о прививках, способных остановить оспу: “Оспа, такая фатальная и такая обычная среди нас, здесь совершенно безобидна, благодаря изобретению прививок ».

Леди Мэри заставила британского доктора при посольстве сделать прививку своему пятилетнему сыну, а по возвращении в Англию она в 1721 г. согласилась на прививание её дочери, но уже в присутствии врачей королевского двора. Оттуда слухи о процедуре дошли до королевской семьи, и уже оттуда распространились по населению туманного альбиона, а затем и по всему европейскому континенту. В 1796 году Эдвард Дженнер обнаружил, что получить иммунитет к оспе можно и от её коровьей версии. Такой пациент уже не заразен для других, а заболевание проходит куда мягче — человеческий иммунитет легко справлялся с коровьей оспой, при этом сам процесс вакцинации наконец-то стал безопаснее самой болезни. Хотя в первое время процесс вакцинации чем-либо имеющим отношение к коровам вызывал бурное негодование и страхи самим отрастить копыта.

Если у нас может возникнуть иммунитет против оспы, почему после первой же эпидемии она не исчезла с лица земли?

Чтобы ответить на это, давайте разберемся, что такое вообще иммунная система и как она стала такой, какая она есть. Во-первых, давайте разделим её на две части. Гуморальную и клеточную. Одна достаточно консервативна — её суть в том, что внутри вас уже содержатся молекулы веществ, уничтожающие большинство патогенов. Типа антисептик в крови. Вторая гораздо сложнее, работает про принципу “лучшая защита — это нападение”. Современный адаптивный иммунитет, каким мы его знаем, у людей отсутствовал до появления первых челюстных позвоночных рыб, произошло это торжественное событие около 450 миллионов лет назад. Переход развитой жизни от губок (700 млн. лет назад) к челюстным не только украсил планету новыми формами, но и ознаменовал первое появление сложных комплексов защиты организма, способных меняться вместе с условиями, и с тех пор только изменялся, развивался и специализировался от вида к виду. Я сейчас говорю про самые основные столпы эволюции иммунитета. Это появление лимфоцитов — выработка антител и боевой контакт клеток с патогеном. Это и основной комплекс гистосовместимости (МНС) — отдел генетической информации с данными об иммунной системе. Это и молекулы иммуноглобулина (Ig) — те самые бирки или антитела. И Т-клеточные рецепторы у Т-лимфоцитов, ответственные за распознавание антигенов. И гены, активирующие рекомбиназу (RAG), ответственные за способности распознавания молекул-маркеров.

Когда, блин, всё стало так сложно? С точки зрения эволюции развитие не означает отказ от старого, если оно не прямо мешает, как ласты на лбу. Новые элементы появлялись и если они обеспечивали лучшее выживание — оставались. Спустя сотни миллионов лет стало так как есть сейчас.

Сегодня наше древнее наследие мы называем врожденным иммунитетом. Врожденным, потому что выбранные вами защитные механизмы закодированы в вашей зародышевой линии, отобраны за вас в течение эволюционного времени и передаются из поколения в поколение с незначительными улучшениями. Другими словами, они выдержали испытание временем. Если говорить подробнее, то это система комплемента — та самая гуморальная защита, что была у губок, но теперь из более сложных белков. Но так как со временем этого стало мало, появилось комбо TLR и фагоцитов. Распознавание и уничтожение. Toll-подобные рецепторы (TLR) покрывают мембрану дозорных клеток, таких как макрофаги и дендритные клетки, они распознают структурно консервативные молекулы патогенов. Именно TLR ответственны за распознавание патогена, когда тот преодолевает слизистую, кожный покров или кишечный эпителий.

Фагоцитарные клетки — настоящие пожиратели вирусов и бактерий, буквально поглощающие всё, что входит в раздел вредного или помечено биркой — «какая-то хрень». Молекулы комплемента, TLR и фагоциты не только важны для обнаружения и устранения вредоносных патогенов, но также являются ключом к поддержанию нормального гомеостаза ткани, будь то обнаружение и восстановление поврежденных клеток, либо тихое удаление стареющих или апоптических клеток (запустивших самоуничтожение). Очевидно, это был разумный выбор, и скорее всего одно вытекало из другого — организм стал сложнее, а необходимость утилизировать свои и уничтожать чужие клетки появились где-то рядом и в обнимку.

Однако со временем и этого стало мало. Врожденная иммунная система обеспечивает мгновенную, но не полную защиту от злоумышленников. Сильнее всего ограничены её возможности к запоминанию. Вместо того, чтобы быстро и эффективно реагировать при встрече с любым неизвестным нарушителем, она каждый раз начинает одни и те же процессы проверок с нуля. Рецепторы, используемые клетками врожденной иммунной системы, такие как TLR, обладают способностью отличать себя от не себя, но им не хватает молекулярной специфичности, необходимой для различения всего, что они к себе не относят. А ещё TLR рецепторы есть только у макрофагов и специфичных клеток иммунной системы, и совершенно отсутствуют у других. Поэтому какой-нибудь почечный абсцесс, полный нейтрофилов и разрастающийся без всякого контроля у несчастного пациента, системой TLR макрофагов не вылечить.

Перед лицом этих опасностей пришлось что-то срочно придумывать. За относительно короткий период времени мы приобрели инструменты для создания новых типов иммунных клеток, известных как В- и Т-лимфоциты. И это уже оружие совсем другого уровня. Они обладают поверхностными рецепторами: Igs (или антителами) на B-лимфоцитах и T-клеточными рецепторами (TCR) на T-лимфоцитах, которые, в отличие от TLR, распознают инородные молекулы во всем их разнообразии. Гены, которые кодируют эти рецепторы, не внедряются в зародышевую линию, но являются продуктом рекомбинации генов во время развития лимфоцитов уже при вашей жизни. Это изящный молекулярный трюк, благодаря которому генерируется огромное число уникальных рецепторов антигенов. Если научно, то это называется “сплайсинг”, который заключается в разрезке и склейке однотипных участков.

Как итог, мы имеем огромное количество разных вариантов белковых молекул, а значит и наши рецепторы антигенов на В- и Т-лимфоцитах выявляют не только малейшее различие между собой и практически любым не-лимфоцитом, но и различают эти патогены между собой, запуская иммунный ответ, нужный исключительно для данного вида. Поскольку только один тип рецептора одного антигена, или, самое большее, пары типов, экспрессируется на одном лимфоците, эта исключительная специфичность обеспечивает феноменальную безопасность для любых других клеток, таким образом сводя к минимуму сторонний ущерб.

При обнаружении антигенов начинается производство лимфоцитов, затем они дифференцируются в специализированные подгруппы для дальнейшего ведения боевых действий. В-лимфоциты превращаются в фабрики антител, Т-лимфоциты распределяются на множество помощников и управляют усиливающимся иммунным ответом, определяя, какая стратегия защиты используется против конкретного нарушителя. Ответ имунной системы вообще это рандомная хаотическое воспаление всего и вся.

Это не выглядит так, будто в вас попал вирус гриппа и ваша иммунная система начала что-то штамповать, и оно там внутри циркулирует. Нет, мало того, что производство вашей собственной вакцины направлено на вполне точно определенный патоген, оно еще и строго регулируются специализированными В- и Т-лимфоцитами, известными как регуляторные клетки. Более того, экспоненциальная пролиферация (увеличение объема делением) и дифференцировка лимфоцитов, отвечающих на антиген, в конечном итоге заканчивается не парадом победы, а гибелью большинства антиген-специфических лимфоцитов, участвующих в ответе. Проще говоря, они сами умирают чтобы никому не вредить.

Но среди глобальной “пандемии” лимфоцитов остаются самые матерые — те, что в итоге станут долгоживущими клетками памяти. Лимфоциты памяти гарантируют, что вторая встреча с тем же захватчиком будет решена быстро и эффективно. Их матёрость заключается в том, что, по сравнению со своими неопытными (наивными) предшественниками, у них увеличенная продолжительность жизни, более быстрая реакция, превосходная способность к пролиферации (делению) и более широкий доступ к тканям. Просто разок переболев какой-нибудь дрянью, вы создаете суперсолдат своей маленькой войны с поразительными адаптивными свойствами (клональная экспансия, дифференцировка, регуляция, память, ускоренное размножение и проникновение). Вот это и есть наш эволюционный предел, наше самое крутое и передовое — адаптивный иммунитет.

Ну вот, теперь мы знаем почти всё, что нам нужно. По крайней мере, про нашу иммунную систему. Мы знаем, что адаптивная система удивительно прекрасна и удивительно эффективна. Но не всемогуща. Масштаб противостояния, который ложится на её плечи, она едва ли способна вынести. То, что мы называем инфекционным заболеванием, это один из четырех вариантов — бактерия, вирус, грибок или паразит. Все остальные болезни, какими бы они страшными не были, не являются инфекционными и к работе иммунной системы почти не относятся.

Что происходит когда организм проигрывает? Во-первых, с проникновения инфекционного агента начинается заражение. Во-вторых, за заражением, как правило, сразу следует колонизация, агент начинает расти и размножаться. В большинстве своем это происходит очень редко. Всё дело в том, что взрывообразные диареии или лихорадку мы запоминаем, а вот когда в 5 метрах от вас чихнул больной и вы ничего не почувствовали, то победа иммунитета остаётся в тени. В группе риска, как правило, те, кто уже слаб, чем-то болен, недоедает или имеет тяжелые хронические заболевания. В таком случае мы говорим, что у человека подавлена иммунная система и он подвержен оппортунистическим инфекциям. Основными воротами вторжения в организм, как правило, служат слизистые оболочки в наших естественных отверстиях, таких как полость рта, нос, глаза, половые органы, задний проход или открытые раны.

Кто может на нас напасть? Ну так или иначе все многоклеточные организмы и без того колонизируются всевозможными бактериями, но подавляющее большинство из них существует в комменсальных отношениях с хозяином (досл. — “питаются вместе с ним одной едой”). Таких примеров достаточно много — это и все виды анаэробных бактерий, которые колонизируют толстую кишку млекопитающих, и различные виды стафилококков, которые существуют на коже человека. Но ни одна из этих колонизаций не считается инфекцией. Разница между инфекцией и колонизацией часто очень тонкая и является лишь вопросом обстоятельств. Не патогенные организмы могут становиться патогенными при определенных условиях, а, например, Corynebacteria sp. и viridans streptococci , наоборот спасают нам жизнь, предотвращая колонизацию патогенных бактерий. Какой смысл создавать вакцину от десятков стафилококков, вездесущих и неистрибимых?

Такой комменсализм возглавляет список проблем. Ведь проникновение безобидных бактерий с кожи рук в стерильную полость, например в капсулу сустава или брюшину, могут вызвать серьезные проблемы.

Дальше начинаются трудности в производстве материала для вакцин — для их изготовления часто нужны живые вирусы, которые затем нужно подвергать специальной обработке, а in vitro (досл. — “в стекле”, в лабораторных условиях) такие вирусы, как гепатит В, воспроизвести невозможно. Для воспроизводства вакцин от полиомиелита, например, использовали обезьян гривет. Чтобы вакцин хватило на всех, приходилось не только делать настоящие фабрики с тысячами животных, но и отлавливать их из дикой природы, что однажды чуть не аукнулось нам пандемией Марбурга (брат-близнец Эболы). Кроме того, в случае с ВИЧ, например, вакцинация поднимает вопрос стоимости каждой ошибки на совсем другой уровень. Одно дело, если вы заболеете оспой или корью после вакцинации, и переболеете ей, и совсем другое ВИЧ и СПИД, которыми переболеть не получиться.

Как правило сегодня сплошь и рядом используются комбинированные вакцины — это для профилактики двух и более инфекций. Применение комбинированной вакцины обусловлено, прежде всего, желанием разгрузить календарь прививок и снизить число процедур, а не тем, что болезни похожи. Или от них работает одна и та же вакцина. То есть да, так просто удобнее — чтобы не водить малолетнее чадо 7 раз на прививание, можно сводить два. Почему не один? Потому что риск побочных эффектов будет в два раза больше. Кроме того бывают и другие причины, например возрастные или санитарно-эпидемиологические.

Так, первая комплексная вакцина против дифтерии, брюшного тифа и паратифа была использована во Франции в 1931 году для проведения противоэпидемических мероприятий в частях армии и флота. И причина составления такого комбо была в том, что именно эти три болезни в скученных и изолированных поголовьях молодых мужчин свирепствовали особенно. Аналогично, если удивите своего инфекциониста или эпидемиолога новостью о переезде в Конго, он вас скорее всего удивит в ответ десятком вакцин, которые необходимо сделать во избежание заражения эндемичными для региона инфекциями.

Комбинированные вакцины часто путают с поливалентными. Поливалентные — это содержащие в своем составе более одного типа антигена, но не от нескольких болезней, а от нескольких штаммов возбудителя одной болезни. Бывают бивалентные, трёхвалентные и т. д. Например, вакцина против лептоспироза животных состоит из 8 серологических вариантов.

Но для создания поливалентных, особенно для комбинированных, вакцин требуются десятилетия исследований, чтобы обеспечить точный баланс «активных» компонентов, убедиться в том, эффективен ли иммунный ответ на каждый компонент, ведь даже малейшие изменения в вакцине могут влиять как на ее профиль безопасности, так и на эффективность. В связи с этим даже старые вакцины, используемые годами, до сих пор проверяют, тестируют и отслеживают иммунизацию с их применением.

Не так давно завершилось масштабное исследование австралийской компании JAMA Pediatrics, по проверке безопасности комбинированной вакцины «четыре в одном», разработанной для защиты от кори, эпидемического паротита, краснухи и ветряной оспы (вакцина MMRV). Помимо эффективности самой вакцины, ученые отмечают снижение риска развития тяжелых болезней и связанных с ними осложнений в детском возрасте среди общей статистики.

Искоренили ли мы хоть одну болезнь до конца?

Миссия по отслеживанию глобальных эпидемиологических изменений сегодня по большей части возложена на Всемирную организацию здравоохранения. И что касается именно искоренения инфекционных болезней, то во многом это их заслуга. Формально принято говорить, что как минимум две болезни исчезли или находятся на грани полного исчезновения на нашей планете — это оспа и чума крупного рогатого скота. В списке болезней, которые мы надеемся полностью искоренить в ближайшее время — полиомиелит, дракункулез и фрамбезия. Но здесь есть несколько нюансов. Если мы, например, откроем список забытых тропических болезней и посмотрим на статистику, то первое, что мы удивленно спросим, это схренась ли они забытые? Действительно, как можно называть забытыми болезни, которые только в тропических и субтропических регионах в 149 странах поражают более одного миллиарда человек и ежегодно обходятся развивающимся странам в миллиарды долларов. Всё дело в том, что они забыты в странах первого мира. А вот группы населения, живущие в нищете, без надлежащих санитарных условий и в тесном контакте с переносчиками инфекций — домашними животными и скотом — страдают от них в полной мере, как это было например 100 или 200 лет назад.

В связи с этим уместно говорить, что эффективный контроль над любым заболеванием может быть достигнут тогда, когда у всех есть доступ к общественному здравоохранению хотя бы на местном уровне. Откровенно говоря, с оспой и чумой к.р.с. нам повезло. Первая обитает только у людей и не имела поддерживаемых природных резервуаров, а насчет второго — скот слишком важен в глобальном масштабе для человечества и он не протестует против массового прививания любыми вакцинами. Сегодня ВОЗ главным образом надеется что список забытых тропических болезней удастся сократить хотя бы в ближайшие годы, перенеся несколько из них в категорию вымерших.

Сегодня к самым передовым идеям для нашего будущего можно отнести следующие: 1- использование технологии рекомбинантных ДНК для производства соответствующего защитного белка (антигена) вакцины но в клетках бактерий, дрожжей, растений или животных, а не in vitro. 2 — использование рекомбинантной ДНК для создания живых вакцин путем изменения днк вирусов или создания измененных штаммов сальмонел. 3 — Использование в качестве вакцины — днк, в которых внутри плазмид (часть ДНК) изменены необходимые гены, что позволит заражать патогены вакциной, на подобие того как это проворачивают прионы с нами. 4 — использование синтетических пептидов, составляющих защитные эпитопы вирусов (кусок антигена) для вызова имунного ответа организма. То есть вместо введения патогена — вводить только части поверхностных белков, синтезированные искусственно. 5 -создание синтетических рекомбинатных вакцин на основе синтезированных кусков ДНК — олигонуклеотидов, которые кодируют патоген на производство необходимых для узнавания эпитопов. Такой подход как раз в теории и ведет к возможности производства супер комбинантных вакцин, вроде антидота Митридата о которым мы так давно мечтаем.

источник

Понравилась статья? Поделить с друзьями: