Этиотропная терапия при гриппе у детей

Этиотропная терапия при гриппе у детей

ГРИПП У ДЕТЕЙ: лечение и профилактика осложнений

Острые респираторные инфекции являются наиболее распространенными заболеваниями человека и одной из основных причин госпитализаций — до 33% от всех госпитализаций детей от 0 до 17 лет, составляя при этом до 7% от всех причин смерти детей в стационарах.

Острые респираторные инфекции являются наиболее распространенными заболеваниями человека и одной из основных причин госпитализаций — до 33% от всех госпитализаций детей от 0 до 17 лет, составляя при этом до 7% от всех причин смерти детей в стационарах. В 2005 г. заболеваемость острыми инфекциями верхних дыхательных путей составила более 26 млн, из них 16 млн приходится на детей до 14 лет.

К группам высокого риска относятся прежде всего дети раннего возраста, у которых респираторные инфекции составляют до 65% в структуре общей заболеваемости. До 95% респираторных инфекций имеют вирусную природу. Наиболее тяжелой среди них по клиническим проявлениям, частоте осложнений и неблагоприятным исходам болезни является грипп. Эпидемии гриппа сопровождаются значительным подъемом смертности, наносят серьезный ущерб здоровью населения и экономике стран.

Грипп — острое инфекционное заболевание, вызывающееся РНК-содержащим вирусом из семейства ортомиксовирусов, передающееся воздушно-капельным путем, высоко контагиозное, характеризующееся быстрым распространением, протекающее с выраженными симптомами интоксикации или токсикозом и поражением дыхательных путей. Восприимчивость к гриппу всеобщая.

Заболеваемость гриппом у детей в 4–5 раз превышает таковую у взрослых.

В 2005 г. гриппом в России переболело 919 тыс. человек, из них 50% — дети до 14 лет. Тяжелое течение, особенно у детей первых трех лет жизни, и высокий риск развития осложнений в любые сроки от начала болезни — все это позволяет отнести заболеваемость гриппом к числу наиболее актуальных проблем педиатрии.

Источником инфекции является больной гриппом человек с манифестной или стертой формой болезни в первые дни болезни, когда вирус со слизистых дыхательных путей в огромной концентрации выделяется в окружающую среду при кашле, чихании, разговоре. Возможна передача инфекции через предметы обихода, инфицированные выделениями больного (посуда, белье, полотенца, игрушки, соски).

При кашле, чихании, разговоре из носоглотки больного или вирусоносителя выбрасываются частицы слюны, слизи, мокроты с болезнетворной микрофлорой, в том числе с вирусами гриппа. На короткий промежуток времени вокруг больного образуется зараженная зона с максимальной концентрацией аэрозольных частиц. Частицы размером более 100 мкм (крупнокапельная фаза) быстро оседают. Дальность их рассеивания обычно не превышает 2–3 м.

В результате перенесенного заболевания организм приобретает иммунитет, который является типоспецифическим и обычно стойким, а повторные заболевания обусловлены заражением новыми, измененными антигенными вариантами вируса гриппа.

Классифицируют вирусы гриппа на основании способности их нуклеопротеинового антигена взаимодействовать со специфическими антителами в реакции связывания комплемента на типы А, В и С. Внешняя оболочка вируса гриппа состоит из двух основных гликопротеидов, один из которых обладает гемагглютинирующей (Н), а другой — нейраминидазной ферментативной активностью (N).

Гемагглютинин назван по способности агглютинировать эритроциты, нейраминидаза — это фермент. Гемагглютинин обеспечивает способность вируса присоединяться к клетке. Нейраминидаза отвечает, во-первых, за способность вирусной частицы проникать в клетку-хозяина и, во-вторых, за способность вирусных частиц выходить из клетки после размножения. Классификация вирусов гриппа типа А, предложенная ВОЗ, основана на обозначении антигенного подтипа гемагглютинина и нейраминидазы. Они классифицируются по двум поверхностным антигенам.

Уникальна способность вирусов гриппа к изменчивости поверхностных антигенов, особенно типа А [1]. Этот тип вируса встречается также у животных и птиц.

Гемагглютинирующие подтипы всех штаммов вируса гриппа сгруппированы в 15 подтипов (Н1–Н15), а нейраминидазные — в 10 подтипов (1–10). Тип А составляет самую опасную группу вирусов, способную вызывать пандемии и эпидемии. Они обозначаются в соответствии с основными поверхностными антигенами, такими как Н1N1, H2N2, H3N2.

Обычно циркулируют штаммы H1N1 и H3N2. Человеческие подтипы включают — H1N1, H3N2, H1N2, и H2N2. Птичие подтипы — H1–H15 и N1–N9. Передающиеся от птицы к человеку — H5N1, H9N2, H7N7, H7N2, H7N3. Известно, что трахея свиней содержит рецепторы как птичьих, так и человеческих вирусов, поэтому вероятна реассортация и репликация человеческого и птичьего вирусов в теле этого домашнего животного (рис.).

Антигенные различия есть и у вируса типа В, но они не имеют цифровых обозначений. Вирус гриппа В, как и вирус гриппа А, может изменять свою антигенную структуру, однако эти процессы выражены менее четко, чем при гриппе типа А. Вирусы гриппа типа В не вызывают пандемии и обычно являются причиной локальных вспышек и эпидемий, иногда охватывающих одну или несколько стран. Вспышки гриппа типа В могут совпадать со вспышками гриппа типа А или предшествовать им. Вирусы гриппа В циркулируют только в человеческой популяции (чаще вызывая заболевание у детей).

Вирус гриппа С достаточно мало изучен. В отличие от вирусов А и В для него характерна стабильность антигенной структуры: он содержит только семь фрагментов нуклеиновой кислоты и один поверхностный антиген. Инфицирует человека и, по некоторым данным, свиней. Симптомы болезни обычно очень легкие, либо не проявляются вообще. Он не вызывает эпидемий и не приводит к серьезным последствиям. Является причиной спорадических заболеваний, чаще у детей. У большинства людей старше 15 лет можно найти антитела к вирусу гриппа типа С.

Изменчивость антигенных и биологических свойств вируса гриппа общеизвестна. Она является фундаментальной особенностью вирусов гриппа типов А и В. Изменения происходят в поверхностных антигенах вируса — гемагглютинине и нейраминидазе. Вероятнее всего, это эволюционный механизм приспособляемости вируса для обеспечения выживаемости. Новые штаммы вирусов, в отличие от своих предшественников, не связываются специфическими антителами, которые накапливаются в популяции. Различают два вида изменчивости вирусов гриппа:

  • «антигенный дрейф», при котором происходит частичное (мутационное) обновление поверхностных антигенных детерминант; с ним связывают почти ежегодную периодичность возникновения эпидемий гриппа: в 2002–2003 гг. доминировал вирус A/Panama/2007/99 (H3N2); A/Fujian/411/2002 (H3N2) появился позже, в 2003 г., и вызвал высокую заболеваемость в 2003–2004 г.;
  • «антигенный шифт» или антигенный скачок, при котором происходит полная замена фрагмента генома, кодирующего Н и N. Через нерегулярные интервалы времени (10–40 лет) появляются вирусы, характеризующиеся большими отличиями от основной популяции, что ведет к развитию пандемии. Основой антигенного шифта является реассортация генных сегментов при двойной инфекции различными субтипами вируса гриппа А. H2N2-вирус циркулировал в 1957–1967 гг., а H3N2-вирус появился в 1968 г. и полностью вытеснил H2N2-вирус.

Подобное явление в последние 2–3 года отмечено и в отношении вируса типа В. У реассортантных штаммов Н принадлежал к эволюционной ветви В/Виктория/2/87, а N — к ветви В /Ямагата/16/88-подобных [2].

Современный этап эпидемии гриппа характеризуется тем, что эпидемии гриппа наблюдаются почти ежегодно. Особенность их состоит в том, что при доминировании одного из подтипов вируса А или вируса типа В в эпидпроцессе одновременно или последовательно могут участвовать 2 или 3 представителя гриппозных вирусов — Н1N1, H3N2 и В.

При гриппе местом первичной локализации, репродукции вируса и развития патологического процесса, в силу его эпителиотропности, являются клетки цилиндрического эпителия дыхательных путей. Обойдя первичные защитные механизмы организма, вирусы гриппа прикрепляются к клетке при помощи гемагглютинина. Фермент нейраминидаза разрушает клеточные мембраны слизистой, и вирусы проникают внутрь клеток путем клеточного включения (эндоцитоза). Затем вирусная РНК проникает в клеточное ядро. В результате в клетках нарушаются процессы жизнедеятельности и они сами, используя собственные ресурсы, начинают производить вирусные белки. Одновременно происходит репликация вирусной РНК и сборка вирусных частиц. Новые вирусы высвобождаются из клеток (одновременно происходит их лизис) и поражают другие здоровые клетки, чтобы продолжить процесс репродукции. Клинически репродукция в эпителиальных клетках реализуется катаральным воспалением, преимущественно в области трахеи. Из мест первичной локализации вирусы вскоре попадают в кровь, развивается виремия, с которой ассоциируется общетоксическое влияние на организм, что выражается в специфической гриппозной интоксикации (токсикоз), в отличие от других острых респираторных вирусных инфекций (ОРВИ). Токсическое действие гриппозной вирусемии проявляется капилляротоксикозом, гемодинамическими расстройствами с поражением центральной нервной системы. Гемодинамические нарушения сопровождаются повышением проницаемости сосудистых стенок, развивается геморрагический синдром, что клинически проявляется носовым кровотечением, геморрагиями на коже, слизистых оболочках, поражением нервной системы: токсической энцефалопатией, нейротоксикозом, энцефалическими реакциями, менингоэнцефалитом.

Грипп может протекать в гипертоксической форме, которая характеризуется высокими показателями летальности из-за развития геморрагического отека легких или пневмонии на фоне синдрома диссеминированного внутрисосудистого свертывания крови (ДВС), при котором возможно массивное кровоизлияние в надпочечники, альвеолы, вещество головного мозга и другие органы, что фатально ведет к острой надпочечниковой, сердечно-сосудистой и дыхательной недостаточности (синдрому Уотерхаузена–Фридерихсена).

В патогенезе гриппа важное значение придается свободнорадикальному окислению и системе антиоксидантной защиты, протеолитической активации вирусов и протеазно-ингибиторной системе [3, 4]. При контакте нейтрофилов с вирусом гриппа в легочной ткани происходят деполяризация мембраны нейтрофилов и «дыхательный взрыв», резко увеличивается поглощение нейтрофилами кислорода, активация гексозомонофосфатного шунта, образуются активные формы кислорода, которые поддерживают воспалительный процесс, что способствует деструктивным изменениям в клетках и тканях и инициации перекисного окисления липидов. При этом в организме включается защитная антиоксидантная система, основным фактором которой является фермент супероксиддисмутаза (СОД), а также в ее составе каталаза, глутатион-пероксидаза и другие пероксидазы, витамины С и Е. При развитии недостаточности этих факторов патогенетически показана антиоксидантная терапия [5]. Важным в патогенезе гриппозной инфекции является то, что для реализации патогенных потенций вирусов гриппа необходима протеолитическая активация их с помощью протеаз хозяина. Ввиду того, что гемагглютинин вируса гриппа синтезируется как предшественник в виде крупной молекулы, не обладающей должной активностью, ему необходима протеолитическая нарезка (или процессинг) на мелкие и, соответственно, более активные молекулы. Эту протеолитическую модификацию вирусного белка и совершают протеазы хозяина, так как собственными протеазами вирусы гриппа не обладают. Одновременно реализуется другой патологический механизм в патогенезе гриппа, когда нейтрофилы секретируют во внешнюю среду, кроме активных форм кислорода, лизосомальные ферменты: эластазы, катепсины, коллагеназы и др., повреждающие эндотелий сосудов (капилляров) и базальную мембрану, что способствует распространению вирусной инфекции и проникновению ее в кровь. В плазме содержится природный ингибитор протеолитического повреждения эластазами и другими протеазами — a-антитрипсин, который легко ингибируется активными формами кислорода. Поэтому при гриппе патогенетически обосновано применение ингибиторов протеолиза.

Вирусы гриппа, подавляя двигательную активность мерцательного эпителия, нарушают клиренс мукоцилиарного аппарата; угнетают местную иммунную систему–функцию макрофагов, Т-лимфоцитов, снижают миграционную и фагоцитарную активность нейтрофилов, при этом нейраминидаза вируса гриппа, модифицируя гликопротеины поверхности клеток, может способствовать созданию локусов для адгезии бактерий. Кроме того, разрушенные вирусом клеточные субстраты являются дополнительным источником питательных веществ для бактерий. Таким образом, вирусы, подавляя систему местных и общих защитных механизмов, способствуют «десантированию» бактерий в легкие и развитию бактериального процесса. При гриппе у детей высок риск развития бактериальных осложнений в виде пневмонии, ларинготрахеобронхита со стенозом гортани с угрозой асфиксии, синусита, отита.

Общепринятой классификации гриппа не существует. Однако широко практикуется выделение типичных и атипичных форм гриппа, гриппа осложненного и протекающего без осложнений. Типичные формы различаются по критериям тяжести как легкая, среднетяжелая и тяжелые формы. Среди всех ОРВИ только при гриппе имеет место гипертоксическая форма болезни.

Грипп типичный протекает с симптомами токсикоза (специфической гриппозной интоксикацией) и катаральными явлениями со стороны верхних дыхательных путей.

Инкубационный период при гриппе короткий — 1–3 дня. Заболевание развивается бурно, остро с появления озноба и лихорадки до 38,5–40°C в течение первых суток. Наиболее постоянными симптомами лихорадочного периода являются специфическая интоксикация, проявляющаяся головной болью с локализацией в лобно-височной области, болью в глазных яблоках, суставах и мышцах, выражены слабость, снижение аппетита, вплоть до анорексии, может быть рвота, у детей первого года жизни развиваются судороги на пике лихорадки, у более старших — явления менингизма, нарушение сознания в виде бреда, галлюцинаций (делирия).

Кожные покровы бледные, у детей раннего возраста они характеризуются «мраморностью». Может иметь место яркий румянец. Выражена инъецированность склер и конъюнктивы. Со стороны сердечно-сосудистой системы выявляется тахикардия, коррелирующая с высотой лихорадки. Может развиться абдоминальный синдром на фоне гемодинамических нарушений в области брыжейки и кишечника.

У большинства больных появляется ринит, сопровождающийся отеком и яркой гиперемией слизистой носа, слизисто-серозные выделения. Слизистая ротоглотки резко гиперемирована, характерны отечность мягкого неба, дужек, малого язычка, миндалин, задней стенки глотки, обильная зернистость. Типично развитие трахеита, сопровождающегося сухим, саднящим, болезненным кашлем, с ощущением боли за грудиной по ходу трахеи. Ларингит при гриппе проявляется осиплостью или афонией. Если развивается ларинготрахеит с обструкцией, то он протекает с более тяжелой степенью стеноза с ранним наслоением бактериальной инфекции и развитием гнойного воспалительного процесса в дыхательных путях. Типичным рентгенологическим признаком гриппозного поражения легких является сегментарный отек, нередко с развитием ателектаза. Кратковременно могут выслушиваться на фоне жесткого дыхания сухие хрипы.

При определении формы и тяжести заболевания руководствуются степенью выраженности симптомов интоксикации и расстройств различных систем и органов.

Особым проявлением тяжести следует считать развитие токсикоза с поражением центральной нервной системы, геморрагического синдрома в виде носовых кровотечений, петехий на коже и слизистых, микрогематурии.

К атипичным следует относить стертую форму болезни с минимально и кратковременно выраженными симптомами болезни и гипертоксическую форму.

Для гипертоксической формы характерно развитие инфекционно-токсического шока с ДВС-синдромом, развитием геморрагической пневмонии и кровоизлияниями в различных органах (надпочечниках, легких, печени, почках и др.).

К группе повышенного риска следует относить детей периода новорожденности и первого полугодия жизни, у которых начало заболевания может быть не типичным, с постепенным развитием, слабовыраженными проявлениями токсикоза и минимальными катаральными проявлениями со стороны носоглотки, но при этом могут отмечаться срыгивания, рвота, отказ от еды, нарушение сна. Очень рано наслаиваются бактериальные осложнения, которые могут развиваться с катастрофической скоростью и неблагоприятным исходом.

У детей от 6 мес до 5 лет течение болезни может быть очень тяжелым, с развитием энцефалических реакций, нейротоксикоза и менингоэнцефалита при слабо выраженных катаральных явлениях со стороны дыхательных путей. Развивающийся отек головного мозга при этих поражениях представляет угрозу для жизни ребенка.

Часто выявляется сегментарное поражение легких, развиваются стеноз гортани, астматический синдром. Наиболее тяжело, с осложнениями, протекает грипп у пациентов с хроническими бронхолегочными, сердечно-сосудистыми заболеваниями и сахарным диабетом.

Осложнения гриппозной инфекции различаются по времени развития (ранние или поздние), по этиологии (вирус-ассоциированные или бактериальные) и по локализации.

Наиболее частым осложнением является пневмония — вирусная первичная (в первые 24–48 ч), вторичная — бактериальная или вирусно-бактериальная, развиваются острый средний отит, синуситы и др. [6].

Чаще вирусная гриппозная пневмония носит геморрагический характер, соответствует острому респираторному дистресс-синдрому, протекает чрезвычайно тяжело с выраженными признаками дыхательной недостаточности, кровавой мокротой, сухими и влажными хрипами в легких. На рентгенограммах в обоих легких обнаруживаются очаговые инфильтративные тени на фоне усиления сосудистого рисунка. Нередко на 4–5-й день болезни наступает летальный исход.

На фоне присоединения бактериальной инфекции стремительно развивается бактериальная пневмония, в развитии которой наиболее значимыми патогенами являются стафилококки, стрептококки (пневмококки), гемофильная палочка, клебсиелла, синегнойная палочка, микоплазма, хламидии, легионеллы, реже другие представители бактерий.

«Птичий грипп» вызывается вирусом гриппа А (Н5N1, H7N7 и др.). Для него характерны развитие тяжелого токсикоза за счет поражения печени и почек (характерен пантропизм вируса), при котором имеют место тяжелые лейко- и лимфопении. Летальность при этом гриппе достигает 50%.

Вам будет интересно:  Что применять при гриппе ребенку 11 лет

В течение 2004 г. и в первые 4 мес. 2005 г. по данным ВОЗ, в Таиланде, Вьетнаме и Камбодже заболело птичьим гриппом Н5N1 83 человека, из них 51 умер (летальность 61,4%).

Возникновение новой пандемии гриппа представляется возможным, если новый подтип вируса гриппа А сможет инфицировать человека, будет обладать способностью к репродукции в организме человека, достаточной вирулентностью и способностью эффективно передаваться от человека к человеку.

Дифференциальная диагностика гриппа проводится с другими ОРВИ: аденовирусной, парагриппозной, респираторно-синцитиальной, риновирусной и прочими. Нередко при развитии геморрагического синдрома грипп приходится дифференцировать с менингококцемией, геморрагическими лихорадками, продромальным периодом кори, преджелтушным периодом вирусного гепатита А, брюшным тифом, энтеровирусной лихорадкой, мононуклеозом, ассоциированным с вирусами Эпштейн–Барра и герпесом 6 типа.

При гриппе в периферической крови в начале болезни регистрируются лейкоцитоз с нейтрофилезом, которые сменяются в последующие дни на нейтропению с относительным лимфоцитозом. При наслоении бактериальной инфекции доминируют лейкоцитоз со сдвигом формулы влево.

В ранние сроки заболевания рентгенологически выявляется усиление легочного рисунка за счет расширения крупных сосудистых теней и корней легких.

При осложненных формах выявляются очаги воспалительной инфильтрации, иногда моносегментарный отек легкого.

Диагноз гриппа верифицируется при обнаружении вирусных антигенов в мазках — отпечатках со слизистой полости носа, ротоглотки, взятых в острый период болезни при помощи реакции иммунофлюоресценции. Проводится полимеразная цепная реакция и иммуноферментный анализ. Серологические тесты: реакция торможения гемагглютинации и реакция связывания комплемента осуществляются с помощью парных сывороток, в которых 4-кратное и более увеличение титра антигемагглютинирующих или комплементсвязывающих антител служит доказательством перенесенной инфекции. При вторичной бактериальной инфекции проводится бактериологическое исследование мокроты, крови и других материалов с целью идентификации бактерий.

Основными задачами лечения являются: подавление вирусной репликативной активности; патогенетическая терапия, направленная на купирование токсических и воспалительных проявлений гриппозной инфекции; предупреждение развития осложнений, а в случае развития — их лечение до достижения полного выздоровления.

Важным принципом лечения гриппа и других ОРВИ является применение этиотропной терапии в максимально ранние сроки. Мы располагаем достаточно эффективным потенциалом противогриппозных средств, которые можно применять в педиатрической практике. Например, ремантадин, который является ингибитором всех известных штаммов вируса гриппа А. Он блокирует ионные каналы, образующиеся трансмембранной областью вирусного белка М2, что ведет к прекращению репродукции вируса и сборки полноценных вирионов. Его детской формой, которую можно применять у детей с 1 года, является 0,2% ремантадин в смеси с альгинатом в сиропе (табл. 1). Другим противовирусным препаратом является арбидол (метилфенилтиометил-диметиламинометил-гидроксиброминдол карбоновой кислоты этиловый зфир), обладающий интерферониндуцирующей активностью и антиоксидантными свойствами. Этот препарат активен в отношении вирусов гриппа А и В. При гриппозной инфекции арбидол ингибирует слияние липидной оболочки вируса с клеточными мембранами. Он используется при гриппе независимо от типа вируса (табл. 1). Ингибиторы нейраминидазы представляют собой новое поколение противовирусных препаратов, используемых в лечении гриппа А и Б. Это реленца (занамивир) и озельтамивир (тамифлю). Они избирательно ингибируют активность нейраминидаз вируса гриппа, ответственных за освобождение новых вирусных частиц из инфицированных клеток дыхательных путей. Тамифлю действует на все типы вируса гриппа A и B, выпускается в капсулах и в виде порошка для приготовления суспензии (см. табл. 1). На сегодняшний день, тамифлю является единственным препаратом для профилактики и лечения птичьего гриппа. При приеме препарата в 1–2-е сутки заболевания в 40% случаев происходит снижение тяжести и продолжительности симптомов гриппа, в 50% — снижение частоты осложнений. Интерфероны и индукторы интерферона (гриппферон и амиксин) являются противовирусными препаратами 2-го ряда. Эти препараты имеют широкий спектр антивирусной активности (табл. 2).

Противопоказанием для применения ремантадина являются острые и хронические заболевания печени, повышенная чувствительность к компонентам препарата, а также возраст до 1 года.

У больных эпилепсией на фоне применения римантадина повышается риск развития эпилептического припадка. Противопоказанием для назначения гриппферона являются индивидуальная непереносимость и тяжелые формы аллергических реакций. Амиксин противопоказан детям до 7 лет и более старшим при наличии гиперчувствительности. Интенсификация этиотропной терапии достигается при тяжелых и гипертоксических формах гриппа введением в возрастной дозировке высокоактивного донорского иммуноглобулина с высоким содержанием противовирусных антител.

Патогенетическая терапия гриппа и других респираторных инфекций предусматривает целенаправленное воздействие на центр терморегуляции при развитии выраженной лихорадки и противовоспалительный эффект. В группу риска по развитию осложнений при лихорадочных реакциях включают детей: в возрасте до 6 мес. жизни при t° тела > 38°С; с фебрильными судорогами в анамнезе; с заболеваниями центральной нервной системы; с хронической патологией органов кровообращения; с наследственными метаболическими заболеваниями. Наиболее широко в качестве жаропонижающих средств используют парацетамол и ибупрофен (нурофен), которые обладают анальгезирующим эффектом, а нурофен к тому же оказывает выраженный противовоспалительный эффект (табл. 3).

В качестве жаропонижающих средств назначаются парацетамол, 10–15 мг/кг (60 мг/кг/сут); ибупрофен, 5–10 мг/кг на прием; литическая смесь, внутримышечно.

  • судороги в анамнезе при t° > 38°C;
  • тяжелые хронические заболевания, t° > 38,5°C;
  • первые 3 мес жизни, t° > 38°C.
  • Для повышения резистентности организма и укрепления иммунитета используют иммуномодулирующие препараты. Следует обратить внимание на иммуномодуляторы бактериального — ИРС 19, или растительного происхождения — иммунал.

    ИРС-19 — иммуностимулирующий препарат на основе бактериальных лизатов, выпускается в виде интраназального спрея, применяется как для профилактики, так и для лечения острых и хронических заболеваний верхних дыхательных путей и бронхов, а также для восстановления местного иммунитета после перенесенного гриппа и ОРВИ, при подготовке к операциям на ЛОР-органах. Специфическая защита обусловлена локально образующимися антителами класса секреторных иммуноглобулинов типа А (IgA), препятствующими фиксации и размножению возбудителей инфекции на слизистой, неспецифическая — проявляется в повышении фагоцитарной активности макрофагов и увеличении содержания лизоцима в слюне.

    Препарат применяют у взрослых и детей с 3 мес. С профилактической целью ИРС 19 применяют по 1 дозе (впрыскиванию) препарата в каждый носовой ход 2 раза в день в течение 2 нед. Защитный профилактический эффект сохраняется последующие 3–4 мес. Для лечения: детям с 3 мес до 3 лет: по 1 дозе препарата в каждый носовой ход 2 раза в день, после предварительного освобождения от слизистого отделяемого; детям старше 3 лет и взрослым: по 1 дозе препарата в каждый носовой ход от 2 до 5 раз в день до исчезновения симптомов инфекции. ИРС 19 может применяться в самом начале заболевания (грипп или ОРВИ) в качестве средства экстренной профилактики бактериальных осложнений, которые часто сопровождают вирусные инфекции.

    Иммунал — растительный препарат на основе сока эхинацеи пурпурной.

    Рекомендован для предотвращения и лечения простудных заболеваний и гриппа. Существует две формы препарата — капли и таблетки. Препарат в форме капель принимают 3 раза в день по 5–20 капель в зависимости от возраста (с 1 года); в таблетированной форме: по 1 таблетке 1–4 раза в день в зависимости от возраста (с 4 лет). На острой стадии заболевания начальная доза составляет 40 капель, затем первые два дня принимают по 20 капель через 1–2 ч, после чего продолжают лечение нормальными дозами.

    Hазначают симптоматические средства, улучшающие функциональное состояние мукоцилиарной системы — эреспал 4 мг/кг в сутки в 4 приема, амброксол, бромгексин и др.; при мучительном выраженном кашле используют противокашлевые препараты, лишь уменьшающие его интенсивность, но не подавляющие эту защитную реакцию, такие, как синекод, либексин, глаувент, тусупрекс. Они противопоказаны при продуктивном кашле.

    Для улучшения носового дыхания назначаются препараты, уменьшающие отек слизистой и улучшающие качество выделяемой слизи, — називин, ринофлуимуцил и др. При развитии стенозирующего ларинготрахеита применяются паровые, ультразвуковые и парокислородные ингаляции с включением щелочных растворов беродуала, лазолвана и др. С учетом особой тяжести его проявлений на фоне гриппозной интоксикации, нередко используются местные глюкокортикостероидные препараты (атровент, беротек), оказывающие противоотечное и противовоспалительное действие.

    Необходимо также применять средства, улучшающие метаболизм, что достигается назначением витаминных комплексов, в состав которых входят антиоксиданты.

    Используются антигистаминные препараты — зиртек, фенистил, супрастин. Для улучшения реологических свойств крови назначают трентал 2%-ный р-р 0,25 мл/кг/cут и с целью дезинтоксикации — внутривенно капельно — реополиглюкин 5–10 мл/кг, альбумин 5 мл/кг; 10%-ный р-р глюкозы, корригируют кислотно-щелочное состояние и уровень электролитов под контролем биохимического анализа крови, электрокардиограммы и диуреза. При развитии ДВС-синдрома, в зависимости от фазы гипер- или гипокоагуляции, в терапию включают гепарин, свежезамороженную плазму, e-аминокапроновую кислоту. Назначают ингибиторы протеолиза — контрикал, гордокс, трасилол.

    При развитии нейротоксического синдрома основным направлением терапии является борьба с отеком мозга.

    С этой целью используют (внутривенно или внутримышечно) 2%-ный р–р лазикса в разовой дозе 1 мг/ кг; маннитол внутривенно 15%-ный р/р в разовой дозе 0,5–1 г сухого вещества; магния сульфат 25%-ный р/р 0,2 мл/кг массы. При вероятности развития надпочечниковой недостаточности показано применение глюкокортикоидов: внутривенно дексаметазон в разовой дозе 0,2–0,4 мг/кг 4 раза в сутки, преднизолон 8–10 мг/кг/сут в 4 приема, курсом до 5 дней.

    В качестве противосудорожного стартового препарата при фебрильных судорогах используют диазепам; при его неэффективности — оксибутират натрия.

    Антибактериальная терапия осложнений гриппа: пневмонии, острого среднего отита, синусита, гайморита и др. — проводится защищенными пенициллинами: амоксициллин/клавуланатом внутримышечно, флемоксином солютабом; цефуроксима аксетилом по 100 мг/кг в 3 приема в течение 7–10 дней; цефтриаксоном в той же дозе; макролидами: азитромицином по 10 мг/кг в течение 3 дней или другими (типа вильпрафена, роксигексала и др.).

    Профилактика гриппа осуществляется у детей эффективными инактивированными вакцинами, эффективность которых проверена многолетним опытом. Вакцинация является единственным мероприятием, рекомендованным ВОЗ. После вакцинации иммунитет типоспецифический вырабатывается через 14–28 сут и сохраняется в течение 6–12 мес. С целью профилактики используют субъединичные вакцины (инфлювак, гриппол) и сплит-вакцины (ваксигрип, флюарикс, бегривак). Во время эпидемии гриппа с целью экстренной вакцинации целесообразно в семейных очагах использовать противовирусные препараты и препараты интерферона.

    Литература
    1. Жданов В. М. Эволюция вирусов. М., 1990. С. 153–167.
    2. Особенности вирусов гриппа, обусловивших эпидемический подъем заболеваемости в России в 2002–2003 гг. Возврат циркуляции вирусов гриппа, подобных В /Виктория / 2 /87 // В.Т. Иванова// Вопросы вирусологии. 2004. № 3. С. 12–17.
    3. Characterisation of influenzae A virus of human neutrophil/K.L.Hartshorn et al. // Blood. 1990 v.75; 1: 218–226.
    4. Патогенез тяжелых форм гриппа/ О. И. Киселев, В. А. Исаков, Б. П. Шаронов, В. П. Сухинин// Вестник РАМН. 1994. № 9. С. 32–36.
    5. Oxygenradicals in influenza — induced pathogenesis and treatment with pyran polymerconjugated SOD/T.Oda et al. // Science. — 1989. — v.244 — № 4907. — p. 974–976.
    6. Hannoun C.Virus de la grippe et bacteries. Coexistence ou symbiose // Concours Med. 1993; 115: 3160–3164.

    Ф.С. Харламова, доктор медицинских наук, профессор
    РГМУ, Москва

    источник

    Грипп у детей — причины возникновения, течение и возможности лечения

    Рассмотрены этиология гриппа, клиническая картина заболевания, классификация форм гриппа, возможные осложнения. Приведены подходы к диагностике, базисной и этиотропной терапии гриппа, а также антибактериальной терапии при наличии бактериальных осложнений

    Flu aetiology and clinical representation of the disease were considered, as well as classification of flu forms and possible complications. Approaches to the diagnostics of flu and basic and etiotropic flu therapy were presented, as well as antibacterial therapy in the presence of bacterial flu complications.

    Грипп и ОРВИ — наиболее распространенные заболевания, что обусловлено их высокой контагиозностью, а также полиэтиологичностью вызывающих их вирусов. Ситуация осложняется строгой избирательностью противогриппозных вакцин, быстрым снижением общего иммунитета в популяции и высокой плотностью населения в городах. Стабильно высокий уровень заболеваемости гриппом и ОРВИ сохраняется в настоящее время среди всех возрастных групп, однако, по данным Федерального центра гигиены и эпидемиологии ФГУ Роспотребнадзора России, у детей он значительно превосходит таковой у взрослых (дети болеют в 3–5 раз чаще) [1]. Ежегодно в России регистрируется около 20 млн инфекционных заболеваний у детей, из них на долю гриппа и ОРВИ приходится около 18 млн случаев. Частые эпизоды ОРВИ способствуют развитию бактериальных осложнений, респираторного аллергоза, задержке психомоторного и физического развития, ограничивают социальную активность детей, снижая посещаемость дошкольных учреждений и школ.

    Грипп — острое инфекционное заболевание, вызываемое РНК-содержащим ортомиксовирусом с уникальной эпидемиологической особенностью: грипп относится к группе чрезвычайно заразных воздушно-капельных инфекций, способен к эпидемическому и пандемическому распространению; клинически проявляется острым началом, явлениями общей интоксикации, поражением дыхательных путей (сухой катар), имеет наклонность к осложнениям преимущественно со стороны органов дыхания. Эпидемии гриппа в России, возникающие почти каждый год, являются частью глобального эпидемического процесса, они непредсказуемы и неуправляемы. Сезонное «преодоление» эпидемического порога по гриппу и ОРВИ, как правило, начинается с возрастной группы детей дошкольного и школьного возраста. Следует отметить, что дети раннего возраста подвержены высокому риску летального исхода от осложнений гриппа.

    Именно благодаря своей эпидемической агрессивности вирус гриппа получил статус самостоятельной нозологической единицы среди ОРВИ. По усредненным симптомам грипп невозможно отличить от других ОРВИ, и только массовый характер заболевания гарантирует нозологический диагноз. Вне эпидемической ситуации определенность вносят лишь специфические методы лабораторного анализа.

    Слово «грипп» в значении «эпидемический или заразный насморк» используется в России с XIX века (франц. grippe — хватать, схватывать). В данном метком нозологическом определении сконцентрирована эпидемиологическая и клиническая сущность болезни: острейшее начало, не менее острое развитие и быстрое распространение среди людей. За рубежом утвердился термин «инфлюэнца», который придуман в Италии еще в средние века. В те времена наивно полагали, что вспышки гриппа возникают не без злого влияния небесных тел (в астрологии «influentia» означает эманацию энергии звезд, т. е. фантастическое влияние).

    Этиология гриппа

    Вирусы гриппа относятся к семейству ортомиксовирусов, его единственному роду инфлуэнца. Под электронным микроскопом имеют вид шариков среднего для вирусов размера (80–120 нм). Название «миксовирусы» отражает сродство вирусов к муцинам секретов слизистых оболочек (греч. myxa — слизь). Открытие базисных различий между вирусами гриппа и другими миксовирусами привело к выделению двух семейств — орто- и парамиксовирусов. В число последних входят вирусы парагриппа, кори, паротита, респираторно-синцитиальный вирус. Вирусы гриппа во внешней среде малостойки, при комнатной температуре погибают через несколько часов, при 56 °С — через несколько минут, а также при действии дезинфицирующих средств (формалин, спирт, сулема, кислоты, щелочи). Обладают рецепторосвязывающей, токсической, инфекционной и антигенной активностью. Проявлениями токсических свойств являются некроз эпителия дыхательных путей, брадикардия, гипотония, лейкопения и др.

    Особенностью вирусов гриппа является изменчивость различных их свойств, но особо важное эпидемиологическое значение имеет изменчивость антигенной структуры, происходящая в естественных условиях через определенные сроки.

    Генетическим материалом вируса гриппа является однонитчатая РНК, которая упакована в комплексе с белками в виде спирали (cor- или нуклеокапсид). Главная особенность генома — его фрагментарность, которая определяет высокую изменчивость вирусов гриппа. Геном состоит из 8 фрагментов РНК, каждый кодирует свой определенный белок: гемагглютинин, нейраминидазу, белки рибонуклеопротеида (который «одевает» РНК), мембранный белок и др. С РНК ассоциирован белок, обозначаемый как нуклеопротеин, или S-антиген (англ. soluble — растворимый), это чехол для РНК (капсид). S-антиген стабилен и определяет три вида вирусов гриппа, которые принято называть типами, или серотипами: А, В и С.

    Внешняя оболочка имеет много мелких шипов, построенных из гликопротеинов гемагглютинина (Н) и нейраминидазы (N). Это поверхностные белки вируса. Н вызывает агглютинацию эритроцитов кур, морских свинок (существует более 20 видов этого белка). N способствует проникновению вируса в клетки хозяина. N и H — изменчивые белки, особенно H, они варьируют в пределах одного и того же серотипа (чаще это бывает с вирусом серотипа А, т. е. вирус А постоянно меняет свои Н и N). Поскольку для вируса серотипа А характерна наибольшая антигенная изменчивость, вирус А — безусловный лидер по патогенности, т. е. по своим болезнетворным свойствам. Меньшая изменчивость антигенных свойств отмечается у вируса В, не выявляется у С. На внутренней поверхности суперкапсида (оболочки) расположен М-белок, являющийся стабилизирующим началом вириона, делающим его прочным, нераспадающимся.

    Вам будет интересно:  Рпга в диагностике гриппа

    Н и N неоднородны. Уже известны вирусы гриппа А с H от 1 до 15 и N от 1 до 9 и их различными комбинациями. Все эти вирусы изолированы из природных источников России. У вирусов гриппа человека установлено 4 подтипа H (Н1, Н2, Н3, Н4) и 2 подтипа N (N1 и N2). Вирусы одного и того же серотипа, выделенные при различных эпидемиях, отличаются по H и N. Например, пандемия гриппа 1918–1920 гг. была вызвана вирусом А с комбинацией белков по формуле Н1N1. Это была самая знаменитая эпидемия, известная человечеству, равной которой по масштабу и последствиям больше не было. «Испанкой» переболело 500 млн человек, умерло более 20 млн человек. По образному выражению А. Н. Маянского [2], «даже за чумой не числилось таких рекордов. Молодые люди умирали, захлебываясь кровью, поэтому болезнь и назвали «черной чумой». Далее вирус «смягчился», последующие эпидемии не приносили столько жертв. Тем не менее, по показателям летальности грипп продолжает лидировать среди инфекционных болезней. В 1940–1950 гг. доминировал вирус А Н1N1; в 1960-е гг. — Н2N2; в 1970-е гг. — Н3N2; в 1980-е гг. — Н1N1; далее вплоть до настоящего времени Н3N2 и Н1N1 одновременно, а также вирус В [3].

    Остальные вирусы гриппа с другими Н и N широко распространены в природных биоценозах, особенно среди птиц водного комплекса, а также свиней. При определенных условиях эти вирусы в результате обмена их генов с генами вирусов гриппа человека служат источником возникновения новых высокопатогенных вирусов, и тогда возникающие пандемии поражают большую часть человечества и уносят жизни десятков и сотен тысяч людей. В последние годы появились новые варианты вирусов, такие как вирус гриппа А Н5N1, Н7N7, Н9N2, пандемический Калифорния 0409 — Н1N1v. Помимо вирусов гриппа, происходит «обновление» и других респираторных вирусов [4]. Причиной острой респираторной инфекции могут являться около 200 видов возбудителей. Помимо вирусов парагриппа, аденовирусной, риновирусной, реовирусной, коронавирусной, респираторно-синцитиальной инфекций, в последние десятилетия возникли новые этиологические агенты при развитии ОРВИ: метапневмовирусы, бокавирусы, новые коронавирусы, включая СоV SARS, энтеровирус EV71 и др. Дети имеют высокую восприимчивость ко всем вышеперечисленным инфекциям.

    Максимальная заразительность гриппом наблюдается в первые дни болезни, когда при кашле и чихании с капельками слизи вирус выделяется во внешнюю среду. Выделение вируса при неосложненном гриппе заканчивается к 5-му дню от начала заболевания. Повышение заболеваемости и вспышки гриппа наблюдаются в холодное время года, но больших морозов вирус «боится». Эпидемии гриппа, вызванные вирусом гриппа типа А, имеют взрывной характер (в течение 1–1,5 мес заболевают 20–50% населения). Эпидемии гриппа В распространяются медленнее, длятся более 2 мес и поражают около 25% населения. Ввиду того, что гриппом переболевает не все население одновременно и продолжительность иммунитета у разных людей различная, периодически образовывается значительная неиммунная прослойка, особенно восприимчивая к новым заносным вариантам вируса. Грипп С не дает эпидемических вспышек, заболевание носит спорадический характер.

    Ежегодные сезонные эпидемии, вызванные вирусами Н1N1, Н3N2, В и их комбинациями, возникают в связи с появлением «дрейфовых», т. е. измененных, вариантов вирусов (на уровне изменения антигенных вариантов за счет мутаций в пределах одного серотипа). Дрейф совершается непрерывно и постепенно в течение более 10 лет. Шифт — резкие изменения H и N, связанные не с мутацией, а с генетической рекомбинацией вируса. В соответствии с этим вирусы гриппа А, выделенные при разных эпидемиях, отличаются по Н и N или по Н и N одновременно. При шифтах, возникающих неожиданно, следует ждать пандемии (за счет того, что популяционный иммунитет к полученному субтипу не выработался), тяжелых форм болезни и высокой летальности не только в группах риска (т. е. у пожилых и детей раннего возраста), но и среди молодых людей [5].

    Клиническая картина заболевания

    Инкубационный период при гриппе длится от 12 часов до 3 дней, в среднем 1–2 дня. Заболевание начинается остро, без продромальных признаков. В первые же часы температура становится высокой (38 °С и выше). У детей быстро появляются признаки инфекционного токсикоза: вялость, отказ от еды или рвота на высоте лихорадки у детей раннего возраста, нарушение сна. Дети школьного возраста могут отчетливо указать на такие признаки болезни, как головная боль (цефалгия в результате вовлечения в процесс тройничного нерва и барорецепторов) с характерной локализацией в области лба, висков и надбровных дуг, боль в глазных яблоках, особенно при движении глаз, светобоязнь, слезотечение, ломота в суставах, мышцах и костях, головокружение.

    Общая слабость, появляющаяся с самого начала болезни, прогрессивно нарастает. Ребенок выглядит апатичным и адинамичным, замкнутым, раздражительным, сонливым или, наоборот, возбужденным. Это признаки токсикоза с вовлечением центральной нервной системы (ЦНС). Лицо одутловато и гиперемировано, часто припухают нижние веки вследствие появления конъюнктивита. Наблюдаются инъекции сосудов склер. Изменение внешнего облика детей является результатом поражения шейных узлов симпатической нервной системы и сосудов головного мозга. Кожа влажная (общий гипергидроз), и это связано также с нарушением функционального состояния вегетативной НС. Головокружение и склонность к обморочным состояниям чаще всего наблюдаются у детей старшего возраста, рвота и понос — преимущественно в младшей возрастной группе. При тяжелой форме гриппа и выраженных циркуляторных расстройствах со стороны ЦНС может наблюдаться картина церебральной дисфункции: затемнение сознания, бред, галлюцинации, менингеальный симптомокомплекс при неизмененном ликворе (менингизм). У детей раннего возраста ежегодно регистрируются случаи отека-набухания головного мозга, ведущим признаком которого является церебральная недостаточность с синдромом угнетения сознания и судорог на фоне гипертермии [6].

    Гриппозная интоксикация вызывает изменения со стороны сердечно-сосудистой системы. Сосудистые нарушения выражены преимущественно на уровне периферического крово­обращения, что проявляется снижением тонуса мелких сосудов, повышением их проницаемости и ломкости. Отмечаются цианоз губ, слизистых оболочек, геморрагические проявления: носовые кровотечения, точечные геморрагии на мягком небе и даже на коже, кровоизлияния в конъюнктиву глаз. При тяжелой форме гриппа сосудистые расстройства наиболее выражены, что создает условия для застоя в капиллярной сети, возникновения отечного и геморрагического синдромов, развития дыхательной недостаточности вплоть до отека легких и мозга. Недостаточность кровообращения при гриппе у детей раннего возраста проявляется в виде централизации кровообращения и нарушении периферического кровотока («спазм периферии», или «белая гипертермия»). Клинически эта стадия проявляется тахикардией, артериальной гипертонией, бледностью и мраморностью кожных покровов. Применение сосудорасширяющих средств в сочетании с оксигенотерапией в этом случае приводит к нормализации периферического кровотока и температуры.

    Лихорадка и симптомы интоксикации при манифестных формах гриппа имеют две очень важные для диагностики особенности. Во-первых, температура тела быстро достигает высоких цифр и в первые два дня болезни всегда выше, чем на 3–4 дни. То же касается и интенсивности интоксикационного синдрома. Во-вторых, лихорадка при неосложненном гриппе всегда кратковременна. У большинства больных температурная реакция длится до 3 суток. Продолжительность лихорадки при неосложненном гриппе свыше 5–6 дней не встречается.

    Симптомы поражения дыхательных путей у детей появляются, как правило, на 1–2 дня позже начала общетоксических симптомов и выражены скудно: нос заложен, или имеются незначительные серозно-слизистые выделения, кашель сухой, болезненный. Таким образом, катаральный синдром при гриппе нередко запаздывает и из-за интоксикации как бы отступает на второй план. Нередки кровотечения из носа. Постоянным явлением при гриппе бывает гиперемия зева, легкая отечность дужек и язычка, мелкая зернистость задней стенки глотки. Дыхание, как правило, учащено даже при отсутствии осложнений. Типичным для гриппа является развитие трахеита с болями за грудиной. При аускультации характер дыхания обычно не изменяется, могут прослушиваться кратковременные сухие хрипы, иногда влажные. Это свидетельство гриппозного бронхита, и если он не гнойный, то поражения бронхов не могут рассматриваться как осложнение. Они возникают как результат гиперемии, набухания и усиления секреции слизистой оболочки бронхов. При рентгенологическом исследовании в ранние сроки бронхита наблюдается усиление сосудистого рисунка, расширение корней легких как следствие полнокровия и отека.

    Для детей раннего возраста при гриппе характерно поражение всех отделов дыхательных путей, что в совокупности с несовершенством регуляторных механизмов создает условия для раннего появления дыхательной недостаточности и склонности к развитию пневмонии. Могут возникнуть явления ларингита, обусловленные отеком и спазмом гортани.

    Со стороны органов пищеварения отмечаются потеря аппетита, обложенный и нередко сухой язык, тошнота, иногда рвота, запор. У маленьких детей стул, наоборот, нередко становится жидким, они быстро теряют в весе. Иногда в первые дни болезни появляется абдоминальный болевой синдром, сопровождающийся рвотой и частым стулом при отсутствии явлений раздражения брюшины. Вирус гриппа не является энтеротропным, причиной возникновения диспепсического и болевого синдромов является токсическое поражение вегетативных отделов нервной системы.

    В общем анализе крови в начальном периоде гриппа не отмечается существенных изменений, число лейкоцитов может быть в норме, изредка наблюдается небольшой лейкоцитоз. С 3–4 дня заболевания появляется лейкопения, лимфоцитоз, моноцитоз, анэозинофилия и токсическая зернистость нейтрофилов. Скорость оседания эритроцитов (СОЭ) в пределах нормы. При бактериальных осложнениях выявляется лейкоцитоз, нейтрофилез, увеличение СОЭ. В общем анализе мочи при манифестных формах гриппа отмечается олигурия, протеинурия, микрогематурия, цилиндрурия.

    Период реконвалесценции наступает после нормализации температуры, продолжается 1–2 недели. Характерны длительный астеновегетативный синдром, наклонность к осложнениям и обострению хронических заболеваний.

    Классификация форм гриппа

    Различают следующие клинические формы болезни: типичный или атипичный (афебрильный, акатаральный) грипп; по тяжести течения — легкий, среднетяжелый, тяжелый, гипертоксический; по наличию или отсутствию осложнений — неосложненный и осложненный. Очень важно провести четкую градацию между легкой, среднетяжелой и тяжелой формами, ибо каждая форма требует индивидуального подхода в выборе тактики лечения. Большое число врачебных ошибок в оценке степени тяжести приводит к неоправданной или, наоборот, запоздалой госпитализации, неразумному назначению антибиотиков, жаропонижающих средств, неправильным подходам в выборе способов дезинтоксикационной терапии и т. д.

    Для легкой формы гриппа характерно повышение температуры до 38 °С, умеренная головная боль и катаральные явления.

    При среднетяжелой форме температура в пределах 38,1–39 °С, умеренно выраженный синдром общей интоксикации. Сухой мучительный кашель, боли за грудиной.

    Тяжелая форма гриппа характеризуется острейшим началом, высокой (более 40 °С) лихорадкой, резко выраженными симптомами токсикоза (к его типичным проявлениям добавляются бессонница, бред, галлюцинации, анорексия, тошнота, рвота, менингеальный и энцефалитический синдромы). Пульс частый. Приглушены тоны сердца. Тахипноэ. Болезненный мучительный кашель, боли за грудиной.

    Гипертоксическая, или очень тяжелая, форма относится к атипичным, потому что при ней симптомы интоксикации развиваются настолько бурно, что катаральный синдром не успевает развиться и летальный исход наступает в первые дни болезни. Для гипертоксической формы гриппа характерна следующая триада: гипертермия, церебральная недостаточность и геморрагический синдром, которые во временном отношении развиваются очень быстро и могут привести к смерти на 1–2 сутки от начала заболевания от отека мозга или отека легких.

    Осложнения гриппа

    Ни при одном инфекционном заболевании не встречается такого большого процента осложнений, как при гриппе (10%), при этом может возникнуть поражение любого органа токсического либо воспалительного характера. Благодаря вторичному иммунодефициту наступает активация аутофлоры — микробов, которые сосуществуют с макроорганизмом до тех пор, пока у него работает система саморегуляции. Вирус гриппа выводит ее из-под контроля. При всем клиническом многообразии ведущее положение среди осложнений гриппа у детей занимают пневмонии (80–90%). Второе по частоте место занимают осложнения со стороны ЛОР-органов (гнойный ринит, синусит, отит, ангина и т. д.), реже — гнойный менингит, пиелонефрит и другие заболевания внутренних органов. Трахеобронхит в первые дни заболевания гриппом является его основным проявлением, но изменение характера мокроты на гнойный уже свидетельствует о присоединении вторичной бактериальной инфекции, и тогда клинический диагноз зазвучит совсем по-другому, например: «Грипп, типичная форма, средней тяжести, осложненный бактериальным трахеобронхитом». Постгриппозная пневмония как осложнение имеет бактериальную природу, развивается в конце 1-й — начале 2-й недели болезни. Ее морфологической особенностью является локализованная инфильтрация стенок альвеол с заполнением их просвета нейтрофильным или фибринозным содержимым. Клинически проявляется респираторным синдромом (кашель сухой, переходящий во влажный), локальной симптоматикой в легких, признаками дыхательной недостаточности. Кроме гнойного бронхита и пневмонии возможны любые нагноительные заболевания легких — эмпиема плевры, абсцессы и гангрена, инфицированные бронхоэктазы, особенно часто такое течение дает стафилококковая инфекция.

    Кроме поздних бактериальных постгриппозных осложнений, могут иметь место ранние, первичные осложнения, связанные с действием токсина вируса, о чем было сказано ранее. К ним относят кроме отека мозга, легких, ДВС-синдрома (диссеминированное внутрисосудистое свертывание) интерстициальную пневмонию, невриты, отит, энцефалит и прочие токсические осложнения (сюда же можно отнести синдром Рея, синдром Уотерхауза–Фридериксена). Морфологической особенностью вирусной пневмонии, нередко встречающейся при гриппе у детей, является поражение интерстиция в виде воспалительно-токсического отека без строгой локализации, мало выраженными инфильтративными изменениями преимущественно мононуклеарами. Клиническими особенностями интерстициальной вирусной пневмонии являются слабая выраженность респираторного синдрома (либо присутствие сухого навязчивого коклюшеподобного кашля), отсутствие локальной симптоматики в легких, нередко малосимптомное течение с субфебрильной температурой, отсутствием или умеренной выраженностью проявлений дыхательной недостаточности [7].

    При гипертоксической форме гриппа специфическим его осложнением является токсический геморрагический отек легких в результате нарушения проницаемости альвеолярно-капиллярной мембраны. Клинически он проявляется признаками дыхательной недостаточности — одышкой, появлением в легких большого количества влажных хрипов и пенистой кровянистой мокроты, тяжелой гипоксемией, резистентной к кислородотерапии.

    Третья группа осложнений связана с аллергизирующим действием вируса антигенами, образующимися вследствие деструкции в органах и тканях, — менингоэнцефалит, миокардит, полирадикулоневрит и др. У детей возможно развитие гемолитико-уремического синдрома (синдрома Гассера), а также синдрома острой коронарной недостаточности (синдрома Гиша).

    Лабораторная диагностика

    Специфическая лабораторная диагностика гриппа и ОРВИ крайне ограничена из-за недостаточного числа вирусологических лабораторий. В первые дни болезни используется реакция иммунофлюоресценции. Антител в организме еще нет, поэтому задача заключается в обнаружении антигенов вируса. Исследуемый материал берется из носа. Приготовленные из него мазки обрабатываются специфическими гриппозными флюоресцирующими сыворотками. Вирус гриппа является РНК-содержащим, и поэтому специфическое свечение его антигенов при связывании со специфическими антителами флюоресцирующей сыворотки наблюдается в цитоплазме клеток цилиндрического эпителия. Ответ можно получить через 2–4 часа (экспресс-метод диагностики). Вирусологический метод с выделением вируса на куриных эмбрионах и тканевых культурах технически сложен, однако высокоинформативен. Серологические методы помогают ретроспективной диагностике гриппа. Исследуют парные сыворотки крови, взятые у больных не ранее чем на 8–10 дни болезни и повторно с интервалом в 12 дней. Наиболее показательными в серологической диагностике являются реакция связывания комплемента (РСК) и реакция торможения гемагглютинации (РТГА) с гриппозными антигенами. Диагностическим считается нарастание титра антител в 4 раза и более. Высокоинформативным современным методом верификации гриппа является полимеразная цепная реакция для выявления вирусной нуклеиновой кислоты в клетках, полученных из респираторного тракта [8].

    Вам будет интересно:  Не красивый гриб в лесу а противный грипп в носу

    Лечение

    Базисная терапия

    Базисная терапия проводится до исчезновения клинических симптомов и включает:

    1. Постельный режим на период лихорадки.
    2. Молочно-растительную диету, обогащенную витаминами.
    3. Обильное питье в виде горячего чая, настоя шиповника, клюквенного или брусничного морса, щелочных минеральных вод. Суточный объем жидкости для детей раннего возраста должен составлять на период лихорадки 150 мл/кг массы тела, для детей старше 3 лет — 80 мл/кг массы тела.
    4. Жаропонижающие препараты в возрастных дозах.

    Острые респираторные заболевания, в том числе и грипп, часто сопровождаются лихорадкой и болевым синдромом, которые связаны с активацией фермента циклооксигеназы (ЦОГ) и повышением синтеза простагландинов. Однако необходимо помнить, что лихорадочная реакция является важным естественным защитным механизмом, при котором активируются ЦНС, симпатическая и нейроэндокринная системы, регулирующие гемодинамические и метаболические сдвиги в организме в ответ на воспаление, естественные неспецифические и специфические иммунные реакции, что способствует синтезу интерферонов, специфических иммуноглобулинов, медиаторов воспаления. По этой причине, в соответствии с рекомендациями Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ) и национальными программами, жаропонижающие средства при аксиллярной температуре тела менее 38,5 °С у большинства больных детей использовать не нужно [9]. Тем не менее, лихорадка у ребенка часто становится причиной беспокойства родителей, а ее сочетание с симптомами нарушения общего состояния, интоксикации и локальных болевых реакций предполагает медикаментозную коррекцию. В таких ситуациях необходима блокировка ЦОГ и, соответственно, синтеза простагландинов не только в центральной нервной системе, но и в периферических очагах воспаления, что обеспечит антипиретическое, анальгетическое и, что важно при системных воспалительных реакциях, противовоспалительное действие. Достичь этого эффекта возможно с помощью нестероидного противовоспалительного препарата ибупрофена [10].

    В педиатрической практике при выборе симптоматического средства необходимо учитывать эффективность, безопасность, удобство применения, а следовательно, наличие детских лекарственных форм. Различные формы выпуска препарата ибупрофен — Нурофен для детей, Нурофен — обеспечивают вышеперечисленные требования для использования у детей различного возраста и взрослых. Так, суспензия (100 мг ибупрофена в 5 мл), которая имеет хорошие вкусовые качества, охотно принимается детьми раннего возраста (отсутствуют сахар, алкоголь и искусственные красители). При отказе ребенка от еды, наличии тошноты, синдрома рвоты и срыгивания возможно использование препарата в форме ректальных свечей (60 мг ибупрофена в свече). Применение ибупрофена в ректальной форме исключает прямое воздействие на слизистую оболочку желудка. Нурофен в форме ректальных свечей обладает дополнительным преимуществом — возможностью безопасного применения у детей с неблагоприятным аллергоанамнезом, поскольку в данной лекарственной форме отсутствуют вкусовые добавки, входящие в состав пероральной суспензии. В старшей возрастной группе Нурофен может быть применен в виде таблеток (200 мг ибупрофена). Разовая доза препарата составляет 5–10 мг/кг массы тела ребенка, при необходимости препарат принимается 3–4 раза в сутки. Помимо лихорадки, при гриппе имеются выраженные воспалительные проявления со стороны дыхательных путей, болевой синдром в виде головной боли, миалгий, оссалгий, артралгий. Поэтому патогенетически оправдано включение в комплекс терапии гриппа противовоспалительных средств. Нурофен для детей — это антипиретик с высоким профилем эффективности, анальгетик и противовоспалительный препарат, хорошо переносимый пациентами различных возрастных групп, кратковременное применение которого относительно безопасно. Безопасность Нурофена для детей обусловлена следующими его характеристиками:

    • короткий период полувыведения (1,8–2 ч);
    • при метаболизме в печени не образуются фармакологически активные вещества, поэтому нет прямого токсического действия на паренхиматозные органы (печень, почки и др.);
    • экскреция метаболитов препарата с мочой завершается через 24 часа с момента приема последней дозы. Быстрый метаболизм и экскреция ибупрофена в некоторой степени объясняют относительно низкую его токсичность по сравнению с другими НПВП. В этой связи данный препарат может быть рекомендован как симптоматическое средство при ОРЗ в детской практике.

    В настоящее время только ибупрофен и парацетамол (ацетаминофен) полностью отвечают критериям высокой эффективности и безопасности и официально рекомендуется ВОЗ и национальными программами в педиатрической практике в качестве жаропонижающих средств. Парацетамол не входит в группу нестероидных противовоспалительных препаратов, поскольку практически не обладает противовоспалительным свойством. Рекомендованная разовая доза препарата — 10–15 мг/кг. При упорной лихорадке и коротком периоде апирексии родители нередко (от отчаяния) завышают дозы парацетамола детям, желая получить более быстрый и продолжительный жаропонижающий эффект. Превышение рекомендуемых доз парацетамола может приводить к печеночной недостаточности и печеночной энцефалопатии за счет образования избытка «реактивных метаболитов». Возможна также острая почечная недостаточность (острый канальцевый некроз почек).

    Более высокая эффективность ибупрофена в дозах 5–10 мг/кг в качестве жаропонижающего препарата у детей по сравнению с парацетамолом в дозах 10–12,5 мг/кг подтверждена результатами метаанализа, включавшего 17 слепых рандомизированных клинических исследований [11]. Преимущество ибупрофена было особенно выражено у детей с высокой (> 39,1 °C) температурой тела, что может иметь важное клиническое значение при гриппе и ОРВИ. По современным данным, ибупрофен при лихорадке не уступает по эффективности препаратам метамизола натрия (анальгина) для внутримышечного введения, что позволяет в педиатрии отдавать предпочтение ибупрофену как препарату для перорального применения [12].

    5. Противокашлевую терапию.

    Показана для снижения вязкости мокроты и повышения мукоцилиарного клиренса, что улучшает дренажную функцию бронхов. Для стимуляции отхаркивания применяют Мукалтин или корень солодки или настойку алтея.

    Средства, стимулирующие отхаркивание, рефлекторно усиливают секрецию слизистых желез бронхов, увеличивают объем бронхиального секрета. Фитопрепараты традиционно широко используются в лечении заболеваний органов дыхания у детей. Лекарственные растения оказывают мягкое терапевтическое действие, усиливая эффективность комплексной терапии, имеют незначительные побочные эффекты. Следует отметить, что успех фитотерапии зависит от качества сырья и технологии его переработки. В настоящее время в России и европейских странах часто используют препараты Проспан (содержит экстракт листьев лекарственного плюща Hedera helix) и Бронхипрет, оказывающие комплексное, в том числе бронхолитическое и противовоспалительное, действие.

    6. Муколитические препараты.

    К муколитическим препаратам относятся бромгексин, амброксол, ацетилцистеин.

    Противокашлевые средства (центрального действия) при повышенном кашлевом рефлексе, сухом непродуктивном навязчивом кашле: наркотические (кодеин) и ненаркотические (Синекод). Комбинированный препарат Коделак фито, в состав которого входят кодеин в субтерапевтической дозе и экстракты лекарственных трав (термопсис, солодка, чабрец), оказывает комплексное противокашлевое, отхаркивающее, противовоспалительное действие.

    При остром фаринготрахеите и бронхите и непродуктивном навязчивом кашле применяются ингаляции (можно назначать детям старше 2 лет и взрослым в первые дни болезни), 1%-м раствором натрия бикарбоната или щелочных минеральных вод типа «Боржоми»). Небулайзерная терапия (можно назначать детям грудного и раннего возраста и старше) в первые дни болезни с изотоническим раствором хлорида натрия, т. к. при гриппе больше выражено поражение крупных бронхов; с 3–4 дня заболевания возможно ингаляционное использование муколитиков (например, Лазолвана, Амбробене).

    7. Аскорбиновую кислоту или поливитамины.

    Этиотропная терапия

    Этиотропная терапия включает химиопрепараты (рибавирин, римантадин, осельтамивир, занамивир), индукторы интерферонов (Кагоцел, Циклоферон, Арбидол), сами интерфероны и иммуноглобулины для парентерального применения. При среднетяжелых и тяжелых формах применяют Ремантадин по 50 мг 2 раза в день (детям от 3 до 10 лет) и по 50 мг 3 раза в день (детям старше 10 лет и взрослым). Ремантадин обладает активностью только по отношению к вирусу гриппа А, не дает противовирусного эффекта в отношении вируса А Калифорния 0409. Следует помнить, что рибавирин и Ремантадин дают побочные эффекты, среди которых анемия, поражение почек и печени, поэтому назначение может быть оправдано только манифестным течением гриппа. Занамавир в ингаляциях, осельтамивир подавляют нейраминидазу вируса гриппа А и В и практически блокируют размножение вируса и попадание его в кровь и, таким образом, уменьшают выраженность токсикоза [13]. Осельтамивир рекомендуется применять для лечения гриппа у взрослых и детей старше 12 лет в дозе по 75 мг 2 раза в сутки в течение 5 дней, а при тяжелых формах заболевания курс может быть продлен до 10 дней. Детям с 1 года осельтамивир назначается в суспензии (разведение в зависимости от массы тела ребенка), при тяжелой форме гриппа его можно использовать в лечении детей с 3-месячного возраста. ВОЗ рекомендует использование ингибиторов нейраминидазы для лечения гриппа у детей до 5 лет, пациентам с тяжелым и осложненным течением гриппа (при первичной вирусной пневмонии), с наличием сопутствующих заболеваний и беременным женщинам.

    Донорский нормальный иммуноглобулин с высоким содержанием противогриппозных антител назначают при тяжелой форме гриппа детям младше 2 лет однократно в дозе 1,5 мл, от 3 до 7 лет — 3 мл, старше 7 лет — 4,5 мл, взрослым по 6 мл. При гипертоксической форме дозу иммуноглобулина можно повторить через 12 часов.

    Аминокапроновая кислота является антиферментным препаратом. Вирус, прикрепляясь к клетке, использует специфические протеазы для снятия капсидной оболочки. Аминокапроновая кислота блокирует эти ферменты, тем самым обрывая действие вируса на первой его стадии. Действует только на первые-вторые сутки от начала болезни. Назначается по 1 чайной ложке 4–5 раз в день до еды в сочетании с закапыванием в носовые ходы (лекарство должно попадать на слизистые оболочки, очищенные от экссудата, поэтому носовые ходы предварительно необходимо промыть растворами трав) или в виде ультразвуковых ингаляций.

    Иммуномодулирующая терапия оказывает как профилактическое, так и лечебное действие при гриппе и ОРВИ у детей. Имеются убедительные данные о высокой эффективности индукторов эндогенного интерферона (Арбидол, Циклоферон, Анаферон детский и др.) [14]. Анаферон детский, действие которого основано на введении сверхмалых доз антител к γ-интерферону, может использоваться в лечении и профилактике гриппа у детей, начиная с грудного возраста. Арбидол разрешен к применению у детей с 3-летнего возраста, помимо иммуномодулирующего действия (стимулирует синтез интерферона) препарат обладает противовирусным свойством (ингибирует слияние липидной оболочки вируса гриппа с мембранами эндосом, происходящее при освобождении генетического материала вируса гриппа от наружных белков и липидной оболочки, что нарушает формирование вирусного нуклеокапсида). Назначается детям в возрасте от 3 до 6 лет для лечения гриппа в дозе по 50 мг, от 6 до 12 лет — по 100 мг, старше 12 лет — по 200 мг 4 раза в сутки (каждые 6 ч) в течение 5 дней.

    Кагоцел — противовирусный препарат, применяемый для профилактики и лечения гриппа и ОРВИ у детей в возрасте с 3 лет и старше. Имеет в своем составе низкомолекулярный природный полифенол, получаемый из растительного сырья (хлопчатник). Кагоцел вызывает образование в организме так называемого «позднего» интерферона, являющегося смесью альфа- и бета-интерферонов, обладающих высокой противовирусной активностью. Интерфероновый ответ организма на введение Кагоцела характеризуется продолжительной, до 4–5 суток, циркуляцией интерферона в плазме крови. В ходе клинических исследований было показано, что Кагоцел не обладает токсичностью при применении в культуре клеток человека даже в очень высоких дозах [15]. Таблетки 12 мг для лечения гриппа и других ОРВИ назначают: детям от 3 до 6 лет в первые 2 дня по 1 таблетке 2 раза в день, в последующие 2 дня по 1 таблетке 1 раз в день. Детям старше 6 лет — в первые 2 дня по 1 таблетке 3 раза в день, в последующие 2 дня по 1 таблетке 2 раза в день. Длительность курса лечения 4 дня.

    Универсальное действие интерферонов объясняется подавлением репродукции вируса на начальной фазе трансляции-синтеза вирус-специфических белков. Выраженный лечебный эффект при гриппе оказывают Виферон, Генферон в свечах (разрешены к применению детям с рождения). Реаферон-ЕС-Липинт — новый представитель группы липосомальных препаратов, обладает свойствами рекомбинантных интерферонов, однако выгодно отличается от аналогичных пероральных препаратов более высокой степенью безопасности, лучшей переносимостью, более длительным нахождением интерферона в крови и способностью вызывать индукцию эндогенного интерферона. Назначается детям с 3 лет в возрастной дозировке.

    Антибактериальная терапия

    Назначается при наличии бактериальных осложнений или в тех случаях, когда трудно исключить возможность их возникновения (у детей раннего возраста, при наличии хронических очагов инфекции, при тяжелой форме гриппа). Обычно используют аминопенициллины, макролиды, цефалоспорины перорально или внутримышечно. При тяжелых бактериальных осложнениях назначают препараты широкого спектра действия — цефалоспорины 3-го и 4-го поколений, респираторные фторхинолоны, имипенемы в различных сочетаниях.

    Лечение тяжелых форм гриппа осуществляется в специализированном стационаре, где проводится патогенетическое и посиндромное лечение, направленное на устранение неврологических, дыхательных и гемодинамических расстройств.

    1. Лыткина И. Н., Малышев Н. А. Профилактика и лечение гриппа и острых респираторных вирусных инфекций среди эпидемиологически значимых групп населения // Лечащий Врач. 2010. № 10. С. 66–69.
    2. Маянский А. Н. Микробиология для врачей. Нижний Новгород. 1999. 400 с.
    3. Приказ Роспотребнадзора от 31.03.2005 № 373. О совершенствовании системы эпидемиологического надзора и контроля за гриппом и острыми респираторными вирусными инфекциями. М.: 2005.
    4. Жданов К. В., Львов Н. И., Мальцев О. В. Грипп А (H1N1) California/04/2009: эпидемиология, клиническая картина и этиотропная терапия // Terra Medica. 2010. № 4. С. 3–8.
    5. Соминина А. А., Грудинин М. П., Еропкин М. Ю., Смородинцева Е. А., Писарева М. М., Комиссаров А. Б., Коновалова Н. И., Даниленко Д. М., Гудкова Т. М., Киселев О. И. Развитие надзора за гриппом в России в системе национального центра ВОЗ по гриппу // Вопросы вирусологии. 2012. № 6. С. 17–21.
    6. Детские инфекции. Справочник практического врача / Под ред. проф. Л. Н. Мазанковой. 2009. С. 64–68.
    7. Богомолова И. К., Чавашина С. А., Левченко Н. В. Возрастные особенности течения внебольничных пневмоний у детей в период эпидемии гриппа А/H1 N1/09 // Сибирский медицинский журнал. 2011. Т. 26. № 2–3.
    8. Суховецкая В. Ф., Дондурей Е. А., Дриневский В. П., Соминина А. А., Майорова В. Г., Писарева М. М., Гудкова Т. М., Амосова И. В., Кривицкая В. З., Голованова А. К. Лабораторная диагностика острых респираторных вирусных инфекций в условиях эволюционной изменчивости вирусов гриппа // Журнал инфектологии. 2012. Т. 4, № 1. С. 36–41.
    9. Делягин В. М. Тактика педиатра при гипертермии // Лечение и профилактика. 2012. № 3. С. 93–97.
    10. Локшина Э. Э., Зайцева О. В., Кешишян Е. С., Зайцева C. В., Семина Г. Ю. Использование жаропонижающих препаратов у детей с острыми респираторными инфекциями // Педиатрия. Журнал им. Г. Н. Сперанского. 2010. Т. 89. № 2. С. 113–120.
    11. Perrott D. A., Piira T., Goodenough B., Champion G. D. Efficacy and safety of acetaminophen vs ibuprofen for treating children’s pain or fever: a meta-analysis // Arch. Pediatr. Adolesc. Med. 2004. V. 158 (6). P. 521–526.
    12. Prado J., Daza R., Chumbes O. et al. Antipyretic efficacy and tolerability of oral ibuprofen, oral dipyrone and intramuscular dipyrone in children: a randomized controlled trial // Sao Paulo Med. J. 2006. V. 124 (3). P. 135–140.
    13. Малеев В. В., Красникова Т. В., Кондратьева Т. В. Эффективность фармакотерапии гриппа и других ОРВИ в период пандемии гриппа 2009–2010 гг. // Инфекционные болезни. 2010. Т. 8. № 4. С. 62–65.
    14. Елкина Т. Н., Кондюрина Е. Г., Грибанова О. А., Лиханов А. В. Этиотропная терапия острых респираторных инфекций на педиатрическом участке. Учебное пособие. Новосибирск. 2012. 85 с.
    15. Харламова Ф. С., Учайкин В. Ф., Кладова О. В. Клиническая и профилактическая эффективность индуктора интерферона при ОРВИ у детей младшего дошкольного возраста // Педиатрическая фармакология. 2012. Т. 9. № 1. С. 81–88.

    Е. И. Краснова 1 , доктор медицинских наук, профессор
    С. А. Лоскутова, доктор медицинских наук
    Л. М. Панасенко, доктор медицинских наук, профессор

    ГБОУ ВПО НГМУ МЗ РФ, Новосибирск

    источник

    Понравилась статья? Поделить с друзьями: